Random header image... Refresh for more!

Так любите ли вы театр

Не знаю, как бы вы ответили, уважаемый читатель, на знаменитый вопрос знаменитого критика Белинского. А вот царь Ирод точно бы ответил утвердительно. Он строил театры в Иудее. И мне кажется, что дело было даже не в любви к театру. Он вынужден был любить римских императоров, чьим вассалом был. А императоры любили театр. А театры были визитной карточкой городов Римской империи. Вот и приходилось Ироду в угоду Риму строить театры, вызывая ненависть у своих подданных. Трудно быть ''мостиком'' между римлянами и иудеями…

Итак, путешествие по Кейсарии мы начинаем с театра.

О театре в Кейсарии рассказал нам Иосиф Флавий, но из его описания остается непонятным расположение театра.

Первые театры в Земле Израиля были построены в Иерусалиме, Кейсарии и Иерихоне. Позже театры строились и в других городах, ибо каждый уважающий себя город должен был иметь театр. Хотя бы один. В Кейсарии был построен ещё и Одеон (круглое в плане здание для выступления певцов).

Ирод строит город Кейсария по продуманному плану. Естественно, что для каждого объекта архитекторы выбирают подобающее место. И здесь непререкаемым авторитетом для любого строителя был знаменитый Ветрувий – бессмертный прораб древнего мира. Но мы-то не на территории Древнего Рима, а в Стране Израиля. Поэтому и советчиков попробуем найти в другом источнике. Представим себя местным архитектором и выберем место для театра в Кейсарии.

Театр можно построить в конце главной улицы. Если поищем совета в Талмуде, то наши мудрецы направят нас искать театр возле бани или базилики, или возле дворца правителя. Понятно, что все эти здания находятся в центре города. К тому же, не будем забывать и о бюджете строительства. Вопрос экономии и во времена Ирода был часто определяющим фактором. Поэтому используем естественную возвышенность на берегу моря — куркаровую гряду — для нижних рядов сидений.

А театр расположим за городской стеной. В случае необходимости, можно быстро закрыть городские ворота и изолировать недовольных. В театре собирается множество людей, и не дай Бог начнутся волнения... Именно так и поступил архитектор царя Ирода.

В 1959 году в Кейсарию прибыла итальянская археологическая экспедиция, свои основные усилия она сосредоточила как раз на раскопках театра. Работы велись 5 лет (1959 – 1965), и театр почти полностью открылся взору живущих в 20 веке. Это был первый такой большой объект иродианской эпохи, который увидели и учёные, и обыватели.

Время изрядно поработало над зданием театра. Вслед за итальянскими археологами, которые раскапывали здание театра, выделим в жизни театра два очень важных периода:

1) эпоха Ирода; 2) времена правления династии Северов.

Раскопки 1994 – 2000 годов свидетельствуют о колоссальной перестройке театра в 193 – 235 годах во времена династии Северов. С каждым новым столетием — а жизнь театра продолжалась приблизительно 500 лет — театр пытались приспособить к новым театральным и общественным веяниям и моде, а то и просто ремонтировали. Естественным кажется и тот факт, что наибольшее количество изменений пережили сцена и орхестра.

Театр, который мы видим, — это театр времен римских правителей 2-3 вв. н.э. Театр Ирода спрятан под ним, поэтому о нём поговорим позже. Впоследствии облик театра изменили и мусульмане, соорудив над театром свою крепость. При этом камни сцены они использовали в качестве строительного материала. На фотографии видно, как выглядел театр сразу после раскопок: основания без сидений, третий ярус отсутствует.

Всё изменилось после реставрации:

Археологи предполагают, что было 3 яруса сидений. Ima cavea (т.е. нижний ряды сидений), как раз построен над театром Ирода и покрывает его. Средний ярус (media cavea) построен на арках, в них устроены выходы – vomitoria.

По рекомендациям Витрувия, входы (aditus) должны быть многочисленными, просторными и без поворотов, чтобы покидающие театр люди не мешали и не давили друг друга друг друга, а выход был свободен во всех частях.

Верхний ярус сидений (summa cavea), как видно на фотографии, не сохранился. Не сохранились и сидения. Раскопки вскрыли только их основания. Над орхестрой возвышались места для уважаемых жителей города. Обратите внимание на их оформление: их выделяют среди других бортики.

По подсчетам археологов в этот период в театре было 39 рядов сидений.

Ниже рядов для зрителей расположена полукруглая площадка — орхестра. Сейчас мы видим ее вымощенной кусками мрамора. Но во времена Ирода ее уровень был ниже на 70 см. А сама орхестра была покрыта цветной штукатуркой. Естественно, штукатурку нужно было каждый раз обновлять. Археологи были поражены: 14 слоёв обновлений! Да и фрески на полу — явление редкое.

В 3-м или 4-м столетии орхестру превратили в бассейн (колимбетра), в котором устраивались разнообразные представления, в том числе и запретные. Сохранились строгие предупреждения о недопустимости безобразий и разврата в связи с представлениями "водного балета " с участием голых «нимф». Но именно эти балеты имели невероятный успех, как и навмахии (букв. «морские битвы») — гладиаторские бои, имитирующие морские сражения. Такие представления обставлялись с особой помпой, а покрасневшая от крови гладиаторов вода вызывала еще большее возбуждение зрителей.

Возле театра обнаружены водосборники, водопровод, система канализации и дренажа. Так водные праздники обеспечивались водой. Всё, что я только что рассказал – предположение итальянской экспедиции. После раскопок 2000-го года мнение многих археологов изменилось. Они считают, что система дренажа не соответствует функциям водного бассейна.

Сцену (proscaenium) в театре возвели на столбах и арках, возвышающихся приблизительно на 1 м над орхестрой. Фасад сцены шириной 7 м был украшен чередующимися прямоугольными и овальными нишами и отделан цветным мрамором. Найдены остатки иродианской сцены и сотня лампад того же периода. Лампады длиной 30 см использовали для освещения представлений. Полагают, что сама сцена в то время была деревянной.

Под сценой – полое пространство, по всей видимости, место для переодевания актёров.

Какие представления шли в театре? В позднюю римскую эпоху в театре Кейсарии уже не ставили высокие трагедии и классические комедии. Это были более «низкие» жанры: мим, перриха, пантомим.

Актеры разыгрывали бытовые сценки пародийно-сатирического характера. Эти предствления назывались «мимы». В переводе с греческого слово «мимос» означает «подражание», или «воспроизведение». Исполнителей таких сценок также стали называть мимами. Ни один из текстов мимов не дошел до нашего времени. Но представление о персонажах таких зрелищ можно составить, прочитав свидетельства некоторых античных писателей.

Постоянными героями мимов были рыбаки и матросы, сапожники и булочники, земледельцы и пастухи, врачи и учителя, рабы и солдаты, сборщики податей и воры и т.д. Помимо простых людей, персонажами мимов были и мифологические герои, показанные в карикатурно-сатирическом плане. В этих представлениях боги и герои надевали дурацкие костюмы и в таком виде появлялись перед народом. Например, Геракла представляли пьяницей и обжорой.

В представлении, кроме мужчин, принимали участие и женщины. Вероятнее всего, впервые на сцене женщина появилась именно в миме. Женщины-мимы выступали также в качестве акробаток или танцовщиц.

Поскольку в мимах изображалась повседневная жизнь, то актеры вынуждены были отказаться от масок. В качестве театрального костюма они использовали обычную одежду. Только «дурак» (один из персонажей) надевал плащ, который был сшит из множества разноцветных лоскутков ткани.

На основе мима возник мимический танец на мифологические темы, который был назван «пантомим». Актеры при исполнении этого танца не пользовались ни словами, ни пением. Они могли при помощи движений передавать душевные переживания, показывать тонкую гамму чувств. Поэтому актеры, занятые в пантомиме, должны были мастерски владеть своим телом и постоянно совершенствоваться.

В исполнении танца, как правило, принимал участие только один актер. Он исполнял сразу несколько ролей, меняя костюмы и маски (маска с закрытым ртом). Маски в трагедиях и комедиях имели открытый рот. Женские роли в пантомиме исполняли мужчины. Танец исполнялся обычно под аккомпанемент флейты. Пели хористы, которые излагали сюжет пантомима. Темами для пантомима служили греческие мифы, а самыми популярными у публики были те, в которых рассказывалось о любовных приключениях богов. Были распространены мифы о Медее и Ясоне, Ипполите и Федре и пр. Несмотря на то, что пантомимисты довольно часто становились богатыми и добивались высокого общественного признания, в целом на всей профессии все-таки лежала печать бесчестия. В связи с этим актерами пантомима чаще всего были рабы, вольноотпущенники или свободнорожденные граждане из дальних провинций, например, греки, египтяне или малоазийцы. В более поздние времена существования римской империи в пантомиме стали принимать участие актрисы.

Пантомим, как мы уже сказали, – это танец одного актера; в отличие от него пирриха – танец, который исполнял ансамбль танцовщиц и танцовщиков. В IV веке была поставлена пирриха «Суд Париса». Упоминание об этом имеется в романе Апулея «Золотой осел».

Увлечение театром и всевозможными зрелищами, распространенными среди эллинизированных народов, охватило и часть еврейского общества, А это вызвало резкий протест законоучителей Талмуда (Авода Зара 18б). Театральное искусство греков и римлян, развившееся из языческого культа, естественно, воспринималось ревнителями иудаизма как одна из форм идолопоклонства (это отношение к театру разделяли и некоторые из отцов церкви, например, Блаженный Августин). Согласно традиции, рабби Меир был первым, кто истолковал слова из книги пророка Иеремии (17:15): «Я никогда не сидел в кругу веселящихся людей и не радовался...» как осуждение театра и тех, кто его посещал.

Тем не менее, Талмуд находит несколько слов в защиту театра. Посещение театра как таковое не рекомендовалось, но и не было запрещено полностью! «Раби Шмуэль бар Нахман говорит от имени раби Йоханана: "Позволительно посещать театры, цирки и базилики даже в субботу, чтобы быть в курсе общественных событий» (Шаббат, 150а). Рабби Йоси бар Ханина видел будущее Кейсарии: ''В театрах и цирках Эдома будут великие иудеи преподавать Тору множеству народа'' (Вавилонский Талмуд, трактат Мегила, 6А). Этими словами выражена надежда, что однажды театры войдут в систему образования и станут местом, где еврейская публика будет укреплять своё еврейское мировоззрение.

Поэтому пришло время ''заглянуть ''в театр Кейсарии 2 и 3 веков н.э.

Провиделось рабби Абагу, что Пентакака вознес молитву и низвел дождь. После дождя призвал того и спросил: «Каково твое ремесло?»

Сказал ему: «Тот человек (как принято в талмудической литературе, герой говорит о себе в третьем лице) пять грехов каждый день творит:1. даю приют блудницам, 2. убираю театр, 3.приношу их одеяния в баню, 4. хлопаю в ладоши и 5. пляшу и звоню в колокольчики перед их выходом».

Спросил его раби Абагу: «Какое же благо ты сотворил?»

Ответил: «Однажды, когда этот человек украшал театр, пришла одна женщина и, став за колонной, плакала. Сказал я ей: Чего тебе? Ответила: Муж этой женщины арестован. И вот ищу я, что мне сделать, чтобы выкупить его. И продал я свои инструменты и дал ей денег и сказал: Иди, выкупи своего мужа и не греши».

Сказал ему раби Абагу: «Такой, как ты, достоин молиться о выпадении дождя и молитва твоя должна быть услышана!»

( Иерусалимский Талмуд, Таанит 1:4, 74б).

Рабби Абагу, мудрец из эллинизированой Кейсарии, молитв о дожде не возносил. Может быть, был не уверен в себе или сомневался в том, что его земляки достойны того, чтобы чаша милосердия на весах правосудия оказалась тяжелей; трудно сказать. Но каким-то образом он узнал во сне, что молитва человека по имени Пентакака уже возымела действие и дождь народу дан. Имя героя, которое наверняка вызвало у читателя фрейдистские ассоциации, действительно отнюдь не респектабельное еврейское имя, а вообще прозвище – арамеизм от греческого слова, означающего «совершивший пять грехов».

Пять грехов, как и пять добрых дел, есть понятие типологическое, но здесь волею рассказчика оно буквализировано, что мы и увидим далее. Герой наш, Пятигрешник, предстает перед мудрецом, и на вопрос о профессии попросту и без стыда признается, что пять грехов и есть его источник пропитания. Еще Шмуэль Краусс, исследователь талмудической материальной культуры, первым обратил внимание на то, что перечисленные пять действий – это обычные функции мима в римском театре. Он приводил кордебалет, при коем также исполнял и административные функции, и предварял его появление на сцене забавным танцем, игрой на ударных инструментах и шуточками, нередко солеными и не без наглядных демонстраций. И пусть читателя не удивляет, что актрисы названы блудницами: в те времена роли Электры и Афродиты играли актеры-мужчины, ибо игра – это искусство, требующее разумения. Женщины в театре играли самих себя, то есть демонстрировали силу женственности, и работницы сцены нередко бывали по совместительству и работницами тела. Театр в Кесарии был не только и не столько храмом Мельпомены, сколько лихим и нередко жестоким кабаре, где проливалась кровь и женские тела выставлялись напоказ – не только и не столько в искусстве Терпсихоры, но и Порнеи, а по-нашему – в актах вполне порнографических.

Итак, театральный работник из Кесарии вершит свой труд, который считает греховным, но иного не знает. Однако легко заметить, что ни одно из пяти действий не является нарушением явного запрета Торы, хотя с точки зрения общепринятой морали отнюдь не приветствуется. Когда мудрец интересуется, что же из поступков Пятигрешника заставило Меру милосердия возобладать над Мерой суда, мим вспоминает о неожиданной посетительнице театра. Женщина, плачущая за колонной, осталась без мужа, попавшего в тюрьму, возможно, долговую. На выкуп мужа денег у женщины нет, и поэтому она приходит в кесарийский Молин Руж, желая поступить в артистки, или блудницы. Женщина хочет заработать денег и вернуть любимого мужа, но, по законам Галахи, вступив в связь с другим мужчиной, она тут же станет для мужа запретной. Мим, понимая последствия этого шага, не берет замужнюю женщину в кордебалет. Он предпочитает продать инструменты своего труда, видимо, барабаны и колокольчики, и отныне конферировать появление этуалей сцены только при помощи слов да ужимок. (Интересно, не был ли он освистан на следующий же день...). Вырученные деньги он отдает плачущей женщине и отправляет ее выкупать мужа, причем не без назидания. Сам же мим возвращается к своему каждодневному пятигрешному труду, а мир благодаря его заслуге получит дождь из доброй сокровищницы Творца. Мистериальное соитие небесных и земных вод произойдет, как только шут, предваряющий появление на сцене девиц легкого поведения, вознесет свою молитву о дожде. Народ не узнает о том, чья молитва открыла небесные врата, и лишь мудрец, чья молитва не низводит дождь, но разум которого способен дать оценку и людям, и их поступкам, завершает историю хвалой маленькому человеку нереспектабельной профессии.

Кесария, эллинизированный богатый город с небольшой, но известной академией и множеством греков — идолопоклонников и христиан, получит свое водное довольствие, и никому не придется умирать от голода и жажды. Кстати, Иерусалимский Талмуд правильнее было бы назвать Тивериадским, ибо львиная доля его традиций образовались в академии Тверии. Сделав героем своего рассказа одного из немногих мудрецов Кесарии, принятого в тивериадском доме учения, и сопоставив с ним кесарийского театрального служителя, рассказчик тем самым хотел что-то сказать о городе и его людях. Возможно, в таком месте, как Кесария, человек, достойный низвести своей молитвой дождь, — это тот, кто может пожертвовать необходимым ему имуществом, лишь бы не дать совершиться неправому делу. Маленькие люди неблаговидных профессий могут оказывать влияние на механизм божественного правосудия.

Возможно, театр выглядел на берегу именно так.

Не поленитесь, поднимитесь ещё раз вверх по ступеням, пройдитесь по рядам и вы будете вознаграждены. Ведь самый захватывающий вид на театр открывается с последних рядов. Захватывает дух от красоты, представшей перед вами, от высоты, зияющей за вашей спиной, но больше всего от осознания того, что эти камни видели историю далеких времен. Эти камни слышали и рёв толпы: он разносился над пространством ипподрома. Туда я вас и приглашаю. Вперёд — за зрелищами!



Фото: Лариса Титман



Автор статьи: экскурсовод Михаил Меламуд
Статьи Михаила Меламуда

Если Вы хотите заказать экскурсию с гидом Михаилом Меламудом, оставьте ниже свои данные, и мы свяжемся с Вами.


Имя (обязательно)


E-mail (обязательно)

Один комментарий

Оставить комментарий