Random header image... Refresh for more!

Джазар-паша – герой своего времени

Человек этот родился в 1721г. в бедной христианской семье в Боснии. О детских годах его нам ничего не известно, разве что то, что он некоторое время пас деревенское стадо. Однако, будучи 17-летним юношей, он всерьёз влюбился. Девушка, правда, не ответила взаимностью, за что и была... убита пылким влюблённым.

 

 

После чего неудавшийся Ромео был вынужден бежать и устроился матросом на судне, курсирующем между Боснией и Малой Азией. Не сошёлся характерами он и с командиром корабля и был высажен на берег в одном из турецких портов. Вскоре он попадает в руки одного из торговцев живым товаром, который и продаёт парня в Египет, где юноша превращается в мамлюка – солдата-раба каирского властителя Али-бея. Тогда же он меняет и веру – принимает ислам и новое имя – Ахмад. По окончании военной службы он снова становится вольным человеком, но продолжает служить своему господину и тот назначает его руководителем военного подразделения, действовавшего против мятежников в районе дельты Нила. Будучи человеком безжалостным и свирепым, Ахмад с варварской жестокостью подавляет бедуинские бунты в этом регионе, за что получает от местных жителей прозвище Джазар – «мясник».

В 1768 г. Ахмад эль-Джазар, сам получивший к тому времени почётный офицерский титул бея, но разругавшись со своим бывшим хозяином Али-беем, покидает Каир и переходит на службу к турецкому султану. Тогда-то его и отправляют в Палестину во главе отряда, состоящего из солдат из Боснии, Албании и Северной Африки. Четыре года спустя Ахмада эль-Джазара власти переправляют в Бейрут для организации защиты этого города от вторжения российских войск. Напомним, что в это время военный морской отряд во главе с легендарным Орловым Чесменским поддержал восстание против Порты, поднятое уже известным нам Али-беем. Интересно, что активно участвовал в этом мятеже и тогдашний правитель Акко Даар эль-Омар. Вскоре, однако, Али-бей был убит в сражении с турецкими войсками. Его голова вместе с четырьмя пленными русскими офицерами была отправлена султану в Стамбул. Затем наступила очередь и Дагара эль-Омара – в марте 1775г. он погибает в неравной схватке с бойцами «мясника» Ахмада, и последний назначается турецкими властями «вилар-беем» — правителем сидонского вилайета. Столицей своих новых владений последний провозглашает Акко, куда торжественно переезжает и где проводит все свои отмеренные ему Аллахом последующие двадцать девять лет.

Это был жестокий, властный, но по-своему справедливый и прогрессивный для своего времени правитель. Ахмад эль-Джазар сосредоточил в своих руках практически неограниченную власть, но, в отличие от многих других восточных властителей, сумел ею воспользоваться не только для собственного обогащения, но и на пользу подвластных ему жителей. Доктор Кларк, английский путешественник, посетивший Акко в 1801г., так описывает свои впечатления об этом человеке: «... Джазар был одновременно и первым министром, и его советником, и его министром финансов, и секретарём, а зачастую поваром, садовником, а заодно судьёй и прокурором. И всё-таки у него были помощники, которые всегда толпились у его дома: одни из них были с отрезанными носами, другие без пальцев или ушей, а иные одноглазые. Это были «люди отмеченные», как они себя определяли, мобилизованные верой и правдой служить своему господину. Во время аудиенции Джазар даже не удосужился поднять на нас глаза и всё время малевал на полу некий чертёж для одного из инженеров, выполнявшего какой-то его заказ: Джазар скрупулёзно следил за выполнением всех строительных работ в Акко. Именно он построил главную мечеть, рынок, уличные фонтаны — сабилы. И во время постройки всего перечисленного он был и главным инженером, и архитектором, он, и только он, осуществлял общее руководство, проектировал, контролировал выполнение...».

При Ахмаде эль-Джазаре Акко превращается в главный порт на левантийском побережьи Средиземного моря. Через него в европейские страны отправлялись хлопок-сырец и пшеница, проходил шёлковый путь. Это дало возможность Джазару-паше скопить колоссальный капитал, при этом исправно платя налоги в казну султана, что было совершенно не характерно для большинства чиновников приходящей в упадок Оттоманской империи.

Хорошее отношение его к христианам и евреям также способствовало расцвету экономики города. При этом даже в свите правителя Акко было немало «неверных». Самым известным из них, наверное, был еврей Хаим Фархи, который, впрочем, лишился в своё время части носа, уха и глаза за неэффективное выполнение указаний своего господина...

С воцарением в Акко Ахмада эль-Джазара в городе начинается период интенсивного строительства. И одним из первых сооружений (1781г.), появившихся здесь стараниями нового правителя, была мечеть, получившая впоследствии имя эль-Джазара.

 

 

Это величественное сооружение было выстроено по образцу и подобию знаменитых стамбульских мечетей, оно укрепило власть хозяина Акко и на долгие годы превратилась в символ города. Для строительных работ эль-Джазар привлёк как жителей города, так и окрестных поселений, а также профессиональных строителей из Греции и Кипра. В качестве строительных материалов он использовал то, что осталось от строений времён крестоносцев, а мрамор, порфир и гранитные колонны для украшения строения были вывезены им из Кесарии, Тира и Атлита.

Рядом с мечетью был сооружён высокий минарет, а само здание было окружено массивной стеной. По периметру внутреннего двора разместилась крытая галерея-аркада с несколькими десятками белых куполов на крыше и массой подсобных помещений. Часть из них ипользовалась как классы медресе – учебного заведения для обучения основам ислама, часть – для проживания в них учеников и преподавателей. Здесь же разместилась и обширная библиотека – по словам современников – самая большая на левантийском побережьи Средиземного моря. Над её входом по-арабски было написано: «Книги – это ценность».

 

 

У входа в мечеть — фонтан для омовений, построенный в стиле турецкого рококо (сегодня выставлен в парижском Лувре, а на его месте стоит современное сооружение того же назначения). Рядом с фонтаном для омовений в1787г. по повелению Джазара-паши были установлены солнечные часы с надписью, прославляющей деяния правителя Акко.

 

 

Вход в мечеть предваряет портик с несколькими порфировыми колонами, а фасад украшен цветными рисунками-арабесками и изразцами. Внутреннее помещение мечети расписано яркими цветными орнаментами, а также украшено керамическими и мраморными плитками, что напоминает по стилю украшения мамлюкских мечетей, так хорошо знакомых Ахмаду-паше по его каирским впечатлениям.

 

 

Частью интерьера являются также цитаты их 48-й суры корана «Альфатах» («Победа»). Среди прочего есть в этом отрывке из главной книги ислама и такое: «Мы даровали тебе явную победу, чтобы Аллах простил тебе то, что предшествовало из твоих грехов и что было позже, и чтобы завершил Свою милость тебе и повёл тебя прямым путём». Наверное, приятно было «Аккскому мяснику» при посещении мечети видеть эти слова и надеяться, по крайней в загробном мире, на снисхождение Всевышнего... В центре – достаточно скромный михраб – ниша, указывающая направление в сторону Мекки и Медины, справа от неё – минбар – кафедра проповедника (работы мастера из Армении). В юго-западной части верхней галереи (предназначенной в своё время для женщин) в небольшом зелёном ящичке находится главная святыня мечети – волос из бороды пророка Мухаммада. Он был привезен из Стамбула в 1900 г. тогдашним муфтием Акко и членом турецкого парламента. Эта реликвия выносится на обозрение верующим раз в году во время праздника Жертвоприношения.

 

 

Во дворе, справа от мечети, находится усыпальница, в которой похоронены Джазар-паша и его сын Сулейман, правивший городом в 1804-19гг. «Когда кто-то строит мечеть, желая этим доставить удовольствие Богу, Бог строит для него подобную же в раю», — утверждал некогда пророк Мухаммад. Не исключено, что и этими соображениями руководствовался Ахмад эль-Джазар, сооружая в столице своего мини-государства эту новую мечеть, по-праву носящую по сей день его имя.

 

 

Но можно не сомневаться, что гораздо более прозаическими были его задумки, когда по его приказу начали появляться в Акко и другие, но не менее монументальные сооружения. Такие, скажем, как Хан эль-умдан – постоялый двор в районе городского порта. Это двухэтажное здание с центральным внутренним двором было сооружено эль-Джазаром в 1784 г. При этом по всему его внутреннему периметру на втором этаже находится открытая аркада-галерея, покоящаяся на многочисленных столбах. Отсюда, собственно, и название сооружения, которое переводится как «хан на колоннах». Кстати, колонны эти (большей частью гранитные) были привезены Джазаром-пашой из Кесарии и Атлита. Хан эль-умдан (называемый также в честь вдохновителя и организатора его строительства Ханом эль-Джазара) находится на том месте, где во времена крестоносцев размещалось аналогичное сооружение, бывшее в то время главным постоялым двором венецианского квартала Акры.

 

 

Этим сооружением неоднократно восхищались гости Акко. Так, один из них, Бургхард, посетивший город в 1812 г., отмечал: «... это один из самых замечательных ханов, которые мне когда-либо приходилось видеть... и наиболее удобных сооружений, построенных мусульманами из сохранившихся в Акко». В годы, когда этот караван-сарай действовал, в первом его этаже размещались склады, во втором была гостиница для постояльцев, а верблюды и лошади находились во внутреннем дворе и «наслаждались» живительной влагой из бассейна в центре площади. В 1906 г. к хану была пристроена башня с часами – мемориал, посвящёный 30-летию правления в Турции султана Абдул-Хамида 2-го. Правда, к этому времени Хан эль-умдан уже утратил своё значение как центра коммерческой жизни города.

 

 

Стараниями Ахмада эль-Джазара в Акко появился и новый торговый комплекс – турецкий базар. Он представлял собой длинную крытую улицу с примерно полусотней небольших магазинов. Попасть сюда сегодня можно при выходе из «рыцарских залов» в сторону турецких бань.

 

 

Кстати, о главных аккских банях – «Хамамах». Их строительство — тоже инициатива Джазара-паши (оттого и носят они имя «Хамам эль-паша»). Они появились здесь в 1795г. И в течение полутора столетий верой и правдой служили жителям города: в утренние часы – женщинам, а после полудня – представителям сильного пола.

 

 

Турецкие бани Акко — очередной типичный образец «монументальной» архитектуры эпохи правления эль-Джазара. При этом в те годы они не были общественным заведением, а удовлетворяли лишь потребности хозяина города и его семейства. Сегодня бани доступны всем и потому стоит воспользоваться возможностью побывать в них. Итак, сначала вы оказываетесь в грандиозном предбаннике с фонтаном в центре и вычурными нишами над полом для хранения обуви и одежды. Стены этого помещения окрашены аляповатыми изразцами, а крыша поддерживается четырьмя колоннами. Три из них – мраморные – были вывезены по приказу эль–Джазара из Кесарии, четвёртая же сложена из кирпичей. Злые языки утверждают, что недостающая мраморная колонна «чудесным образом» пропала при перевозке, и потому для её восполнения пришлось воспользоваться подручными средствами...

Пройдя через коридор и комнаты с прохладной и тёплой водой, где посетители постепенно привыкали к высоким температурам, вы достигаете парилки. Она имеет как общий зал, так и кабинки для «индивидуалов». Куполообразный потолок был снабжён круглыми отверстиями с цветными стёклами, через которые в помещение проникал солнечный свет. Это, создавало неповторимую цветовую гамму в зале и, безусловно, способствовало улучшению настроения клиентов бани.

В центре помещения размещается суфа – плоский подиум, на котором, собственно, и происходил «банный процесс», включающий мытьё и массаж. На камне этом лежат, как правило, плашмя, потому турки его называют «чебекташи» — «камень для живота». В банях этих сегодня не моются, но они превращены в музейный комплекс, где с помощью оригинального светозвукового представления вам поведают об истории создания «Хамам эль-паша», его основателе – грозном Ахмаде эль-Джазаре, о династии Баширов, баланов-банщиков, в течении нескольких столетий обслуживавших правителей и жителей Акко в этом своеобразном «комбинате чистоты и здоровья».

 

 

Стоит также отметить, что заботился Джазар-паша и об обеспечении себя любимого, а заодно и жителей города, водой. Для этого он велел отреставрировать римский акведук, поставлявший живительную влагу от источников Кабри, находящихся в нескольких километрах восточнее Акко, а также цистерну для сбора дождевой воды времён крестоносцев, размёщённую под главной мечетью.

Но, конечно же, главным событием в истории почти тридцатилетнего правлениия Ахмада-паши в Акко было отражение весной 1799г. осады города французскими войсками под руководством Наполеона Бонапарта. И пусть злые языки утверждают, что победа эта была во многом обеспечена огромной помощью, оказанной Ахмаду английским флотом, и, что ещё обиднее, дельными советами уже упоминавшегося иудея Хаима Фархи. Весь исламский мир убеждён, что только мудрое руководство обороной Акко его тогдашним правителем привело к позорному бегству некогда могущественной европейской армии с Ближнего Востока. По крайней мере, именно по указанию эль-Джазара были значительно укреплены стены города и углублён до восьми метров опоясывающий их ров. Разведке Наполеона об этом известно не было, поэтому французские солдаты имели в своём распоряжении короткие (до 5 метров) осадные лестницы, а взрывчатки, которую они заложили под стены не хватило для создания достаточно обширного пролома в крепостных укреплениях. Всё это привело к тому, что с первой попытки Бонапарту овладеть городом не удалось.

Джазар-паша, который до этого успел погрузить на суда свои сокровища и своих жен, а затем и сам отправился на корабль и оставался на борту его всю ночь. успокоился, вернулся в свой дворец и даже предпринял против французов дерзкую вылазку. При этом погибло много наполеоновских солдат, головы которых были вывешены на шестах над стенами Акко: по замыслу эль-Джазара это должно было охладить пыл осаждающих. Сам же паша выдавал крупную денежную премию каждому, кто такую голову ему приносил... После этого, собственно, и началась осада, и тут на помощь пришли и англичане во главе с командором Сиднеем Смитом, и Хаим Фархи со своими советами... После победы над Наполеоном по указанию Джазара-паши в Акко началось строительство новых оборонительных укреплений. Работы эти продолжились и при преемнике Ахмада – Сулеймане-паше. Сегодня результат этого грандиозного начинания грозного правителя — аккская цитадель – одна из самых впечатляющих туристических аттракций города.

Об Ахмаде эль-Джазаре ходили многочисленые легенды. Так, утверждалось, что он любил одеваться в одежду простолюдина и отправляться на базар, чтобы услышать, что о нём говорят люди, а заодно поискать торговцев, которые его обманывают и не платят налогов. И ой как не поздоровиться было тем, кого он находил виновным...

Рассказывают, что те, кто отправлялся на встречу с ним в его дворец, оказывались сначала во дворе, где стояли 12 огромных пушек. Затем они поднимались по лестнице мимо казематов, в камерах которых за тяжёлыми железными решётками томились вместе уголовные преступники, политические заключённые, заложники и мелкие жулики. Далее посетители попадали в небольшое пустое помещение, на потолке которого был изображён некий природный пейзаж работы самого Джазара. После этого люди попадали в зал, где на цветастом восточном ковре восседал паша в окружении многочисленных помощников и советников. Одетый в характерный арабский халат, подпоясанный кушаком, из-под которого торчал кинжал, украшенный бриллиантами, с тюрбаном на голове и чётками из драгоценных камней в руках, длинющим крючковатым носом и окладистой седой бородой, закрывавшей почти всю грудь, — он производил неизгладимое впечатление на посетителей. А если прибавить к этому лежащие рядом огромный пистолет и топор и стоящее у окна ружьё с постоянно взведенным курком... Во время разговора с гостями Джазар-паша любил вырезать из бумаги различные фигуры, а затем дарил их своим посетителям на память.

Достаточно большую часть внутреннего помещения дворца Ахмада эль-Джазара занимал гарем. При этом, проникнуть внутрь можно было лишь преодолев три массивные двери, ключи от которых были только у Джазара-паши. Каждый, кого замечали входящим во внутренние покои дворца немедленно казнили. Никто никогда не знал точное число наложниц правителя Акко. И только по количеству одежды и продовольствия, переправляемого в гарем, можно было предположить, что там проживало порядка восемнадцати женщин. Время от времени Ахмад-паша получал в подарок рабынь, которые немедленно переправлялись в его гарем. И с этого момента о судьбе этой женщины ничего не было известно. Ни одна из наложниц никогда не выходила за пределы гарема. Рассказывают, что, когда одна из них заболела, был приглашён доктор, которому было позволено... измерить пульс больной, высунувшей свою руку через отверстие в стене. Какой при этом диагноз поставил врач и лечили ли заболевшую вообще – неизвестно... Если одна из наложниц умирала, это держалось в глубокой тайне, или, наоборот, говорилось, что женщина была убита за прегрешения. И не исключено, что такого рода слухи, зная свирепый нрав Ахмада эль-Джазара, были недалеки от истины... Однажды «аккский мясник» задушил семь своих наложниц, когда у него закрались сомнения в верности одной из них. Это произошло после его возвращения из хаджа в Мекку, когда он узнал, что во время его отсутствия во дворце побывали несколько турецких солдат...

В 1803г. турецкий султан представил Ахмада эль-Джазара к высокому званию «Эмир хаджа», т.е. ответственного за безопасность мусульман, совершающих паломничество к святыням Мекки и Медины. Почётный этот титул, однако, властитель Акко принять отказался. 84-летний властитель Акко понимал, что на это сил у него уже нет. И действительно, год спустя он скончался.

Через некоторое время во французской газете «Ла Монитор» появилось сообщение о смерти Джазар-паши и информация из Стамбула, в которой выражалась надежда на то, что «торговые отношения с Сирией, до этого момента бывшие монополией этого правителя, продолжат успешно развиваться и в дальнейшем». Месяц спустя свою последнюю корреспонденцию, посвящёную Ахмаду эль-Джазару, эта газета закончила словами: «Господь желал смерти Джазара и велел перенести его тело для вечного горения в ад». Говорили, что после смерти тирана под его подушкой был обнаружен клочёк бумаги со списоком людей, которых следовало казнить после его кончины...

 

Фото: Ларисы Титман

 


Автор статьи: экскурсовод Юрий Полторак
Статьи Юрия Полторака

Если Вы хотите заказать экскурсию с гидом Юрием Полтораком, оставьте ниже свои данные, и мы свяжемся с Вами.


Имя (обязательно)


E-mail (обязательно)

Оставить комментарий