Random header image... Refresh for more!

Даар эль-Омар – друг… россиян

«Дагир, Дахер, Захир аль-Омар (р. около 1686 – умер август 1775, Акко), правитель (с 1750) северо-западной Палестины. Шейх из племени зейдан. Первоначально владел областью Сафед (Сафад); в 1750 захватил Акко, который стала центром его владений», — повествует Советская Энциклопедия. А Большой Энциклопедический Словарь дополняет: «После начала русско-турецкой войны 1768-74 заключил союз с египетским правителем Али-беем аль-Кабиром и восстал против турок. В 1772 с помощью русской эскадры одержал победу над турками. В 1775 потерпел поражение от египетских мамлюков и турок. Убит». Такую краткость можно простить российским издательствам. Нам же, проживающим сегодня в Израиле, будет, как мне кажется, небезынтересно более подробно познакомиться с судьбой одного из самых ярких политических деятелей Палестины второй половины 18-го века.

 


И для начала обратимся к мемуарам нидерландского посла в Неаполитанском королевстве Ван Эгмонта, посетившего в 20-х годах 18-го века Тверию – город, откуда началось победное шествие нашего героя в «большую политику». Вот, что пишет голландец: «Спустившись с горы, мы вошли в Тверию и отправились с визитом к местному шейху. Он нас очень приветливо принял… В большом открытом, похожем на шатёр помещении на берегу озера, находилось несколько арабов… Хотя Тверия и считается городом, она больше напоминает курган с остатками древних развалин, среди которых приютились бедные хижины, заселённые нищими арабами. Поселение окружено высокой, наполовину разрушенной стеной, при этом очень неудачно выстроенной. Единственное приличное здание в городе, особенно по сравнению с другими строениями – это дом шейха. Рядом с ним – руины старинной крепости и башен, а также полузасыпаный ров. Одно из сохранившихся сооружений превращено в мечеть, другое – бывшая церковь — приспособлено под конюшню, где мы и оставили своих лошадей. В город ведут двое ворот, одни, с выходом к озеру – у дома шейха, другие – огромные, частично заложены камнями. Со стороны этого выхода жители практически не селятся, видны лишь несколько глиняных хижин, едва возвышающихся над землёй, да загон, где укрылось стадо коз».

Это описание, может быть, даже и не по воле его автора даёт очень точную характеристику мировоззрения нашего героя. Даар эль-Омар (а именно о нём идёт речь в воспоминаниях голландского посла) был потомком бедуинского клана, эмигрировавшего в Палестину в конце 17-го века с Аравийского полуострова. А потому и общественные сооружения в его городке напоминали шатры, конюшня располагалась в церковном помещении, а скотина мирно паслась в загоне у городских врат... Что же касается укреплений первой «столицы» его владений — Тверии, то для их постройки Даар просто слегка подновил городскую крепостную стену, выстроенную ещё в эпоху крестовых походов. Ведь для отражения наскоков мародёров из соседних бедуинских стойбищ этого вполне хватало. Кстати, идея о том, что «наполовину разрушенное строение можно считать наполовину построенным», станет важным принципом его дальнейшей строительной деятельности.

Основной же «статьёй дохода» этого восточного князька были налоги, ответственным за сбор которых он был назначен оттоманскими властями. Но его бедуинские подданные не брезговали и грабежами торговых караванов, проходящих по древнему «царскому пути» вдоль Иорданской долины, а заодно и паломников, совершавших священный хадж к святыням Мекки и Медины. При этом они, естественно, не забывали делиться полученным таким своеобразным образом добром со своим покровителем (и «покрывателем»). И если проблемы первых никак не интересовали местные власти, то мытарства вторых действительно наносили ущерб престижу турецкого султана, отвечающего за безопасность мусульманских паломников, проходящих через вверенные ему земли. И в 1738г. правитель сидонского вилайета, на территории которого находилась Тверия, Сулейман эль-Азам по указанию из Стамбула организовывает карательную экспедицию против коварного возмутителя спокойствия на священном пути. Испуганный Даар срочно едет в Дамаск с приличным «бакшишом», где обещает лично разобраться со своими преступными  подданными и примерно их наказать.

Вскоре, однако, Сулейман эль-Азам получает новое назначение – в Каир, и наш шейх обретает некоторую передышку. Он использует её для укрепления обороны Тверии, для чего спускает в Киннерет два военных «корабля» и покупает у французских купцов четыре пушки… Постепенно Даар распространяет свою власть на Назарет и Цфат, с жителей которых тоже начинает собирать налоги. А для укрепления своего авторитета, а заодно и городской казны, приглашает в город еврейских поселенцев, предлагая им замечательные условия проживания. Ведь хорошо знал этот пройдоха, что иудеи с удовольствием переселятся в Тверию – один из важнейших еврейских городов, а также и то, что по законам ислама с иноверцев можно взыскивать гораздо более высокие подати, чем с последователей учения Мухаммада. И вскоре в Тверии появляется окружённый фруктовыми и оливковыми садами еврейский квартал с синагогой, базаром, собственной баней и масличным прессом. Переехали сюда из Цфата и некоторые еврейские мудрецы, в частности семья и ученики раввина Хаима Абулафии, традиционно считавшегося  потомком царя Давида, что придало возобновлению еврейского присутствия в Тверии несомненный мессианский оттенок.

Четыре года спустя, в 1742г. возвращается из «длительной командировки» в Каир Сулейман эль-Азам и обнаруживает, что от его вотчины Даар эль-Омар «откусил» приличный «кус» – Назарет с Цфатом, а значит и налоги от жителей этих поселений уходят в руки бедуинского шейха. Дважды в течение последующих двух лет он пытался вернуть свои владения, осадив Тверию, но одолеть своего обидчика так и не сумел. В первый раз Даар успешно отразил нападение (не зря ведь прикупил импортные пушки), а во время второго Сулейман неожиданно умирает. Говорят, что не без помощи коварного тверийского правителя… А в 1751г. шведский путешественник Салквист, посетивший столицу Даара, уже вот как описывал это местечко: «Тверия – это небольшой городок, половину населения которого составляют хозяйничающие здесь арабы, вторую же – платящие им налоги иудеи. Недавно город был укреплён своим правителем шейхом Дагаром, приказавшим построить вокруг него стены и крепость на холме над поселением».

И, тем не менее, Даар эль-Омар понимает, что оставаться в этом маленьком городке на берегу Киннерета ему и стратегически, и экономически невыгодно, вследствие чего решает «прорубить окно в Европу» — переселиться на побережье Средиземного моря. И уже в 1745г. он впервые появляется в Акко и вскоре получает от своего хозяина – правителя Сидона — права на сбор налогов у его жителей.  А пять лет спустя, воспользовавшись неразберихой, связанной со смертью  сидонского паши, он окончательно обосновывается в этом городе. В течение зимы 1750-51гг. Даар проводит работы по укреплению аккской цитадели, для чего из остатков полуразрушенной крепости крестоносцев возводит стену почти в километр длиной, восьми метров в высоту и в метр шириной. В городе строятся многочисленные жилые дома, мечети, бани, караван-сараи («ханы»), восстанавливается порт. В Акко начинают возвращаться и еврейские жители (чему Даар эль-Омар всячески способствовал), а значит, строятся и синагоги.

Одну из них еврейский путешественник из Италии описывает так: «Есть там большая высокая синагога… в ней 12 окон, каждое, как вход в синагогу в Ливорно, и называется она «Синагогой Ахава», ибо в ней молился царь («мелех» — на иврите) Ахав (живший, как известно в 9-м веке до н. э. – Ю. П.)». Впоследствии это здание было превращено в мечеть, которая сегодня находится в районе рынка в старом городе, и традиционно называется «эль-Муалек».

Большое значение придавал Даар превращению Акко в важный портовый центр. Сюда приходили многочисленные суда из европейских стран. А французские, английские, голландские, итальянские купцы всегда были желанными гостями этого восточного правителя.

В 1761г. и Хайфа оказалась под властью предприимчивого бедуинского шейха. И именно ему обязано это поселение своим быстрым развитием в последующие годы. А началось всё с того, что Даар… до основания разрушил старый город, находившийся в районе нынешней больницы Рамбам, и начал возведение нового в том месте, где сегодня располагаются здания недавно построенного «правительственного городка». Таким образом, новое поселение оказалось размещённым в самом узком месте между горой Кармель и берегом моря, что способствовало его эффективной обороне на случай нападения неприятеля. А расположение непосредственно на дороге Яффо-Акко, во-первых, давало возможность привлечения в город торговых людей, а, во-вторых, беспрепятственно собирать у них подати (обойти Хайфу купцы не могли). Поселение было обнесено внушительной крепостной стеной 4.5 м высотой и метр толщиной, в четырёх углах которой возвышались оборонительные башни. В город вели двое ворот – восточные «Аккские» (в районе современной площади Фейсала) и западные «Яффские» недалеко от нижней станции хайфского метро «Кармелит», что на сегодняшней Парижской площади. А на горе над окружённым стенами нижним городом Даар эль-Омар воздвигает крепость, в которой, в случае опасности, можно было переждать неприятельскую осаду. Находилась она в районе нынешнего «Ган а-зикарон» — «Парка памяти» напротив бывшего главного здания муниципалитета и называлась «Бурдж-и-салям» — «Крепость мира». После занятия Хайфы Даар эль-Омар добился от турецких властей присвоения ему почётного титула «шейха Акко, эмира эмиров, наместника Назарета, Тверии и Цфата, властителя всей Галилеи». Таким образом он был официально признан правителем Галилеи, столицей которой объявил город Акко.

Акко и Хайфа становятся главными портами на всём средиземноморском побережье Палестины. Но наравне с торговыми судами сюда начинают заходить и пиратские корабли, в основном из Мальты, считавшейся в это время центром пиратства в акватории Средиземного моря. Морские разбойники привозили на продажу захваченное имущество, ремонтировали свои суда, отдыхали и готовились к новым вылазкам. И всё это при полном попустительстве «эмира эмиров». А если прибавить к этому покровительство Даара эль-Омара бедуинским башибузукам, промышлявшим грабежами на суше, то можно себе представить, что оттоманские власти только и ждали случая, чтобы расправиться с этим вышедшим из подчинения выскочкой.

Однако, на самом деле, истинной причиной серьёзных неприятностей Даара стала… расшатавшая устои Османской империи русско-турецкая кампания 1768-74 гг. Сразу после начала этой войны каирский наместник Али-бей провозглашает независимость Египта от Турции. Не без помощи своего давнего союзника и главного героя нашего повествования. Стоит заметить, что за несколько лет до этих событий Дагар приютил в своих владениях спасавшегося от заговорщиков этого бывшего абхазского христианина, принявшего впоследствии ислам и захватившего власть в дельте Нила. Вскоре Али-бей договаривается с российскими властями о совместной борьбе с общим врагом – султаном Порты. В 1771г. Али и Даару удалось одолеть их давнего соперника – властителя Дамаска, и галилейский шейх с удовольствием присоединяет подвластные тому земли к своим владениям. А когда летом 1772 г. в хайфский порт вошла эскадра  российских кораблей под командованием легендарного графа Орлова, разгромившего за два года до этого в Чесменском сражении турецкий флот, наш храбрый бедуин и вовсе возомнил себя властелином Ближнего Востока. Он захватил Сидон на севере, а затем с помощью Али-бея Яффо и Газу на юге. По прошествии нескольких месяцев Али-бей отправляется в Каир, чтобы вернуть себе египетский престол, который успел в очередной раз потерять. Но попадает в засаду и погибает. Таким образом, Даар лишается своего главного «партнёра по коалиции». А через полтора года по окончании русско-турецкой войны, когда у нового султана турецкой империи Абдул-Хамида 1-го уже были развязаны руки, наступил последний час и для Даара.

В марте 1775 г. турецкие войска вторглись в Галилею. Даар бежал на север, оставив своих подданных на произвол судьбы. Турки не преминули устроить страшную резню местных христиан, не избежали неприятностей и жители еврейских поселений. Но тут случилось непредвиденное: командующий турецким экспедиционным корпусом неожиданно умирает, причём симптомы его смертельного заболевания были очень похожи на те, от которых за три десятилетия до этого скончался тогдашний противник Даара Сулейман эль-Азам…  Опальный  правитель Галилеи возвращается в Акко. Вскоре, однако, к городу подходит турецкая эскадра, Даар вновь бежит, но, преданный своими оруженосцами, погибает. Дабы избежать кровопролития, и ввиду очевидной бесперспективности дальнейшего сопротивления его слуги решили просто пожертвовать своим некогда могущественным повелителем. Вполне в духе времени. И вполне в духе времени вскоре распространилась легенда о том, что 89-летний Даар эль-Омар был схвачен именно в тот момент, когда  возвращался, чтобы вернуть отставшую от каравана свою самую молодую наложницу… Голова побеждённого шейха была отправлена турецкому султану, а тело было предано земле на берегу моря недалеко от Акко. Традиция утверждает, что над его могилой был сооружён небольшой склеп, который можно увидеть сегодня на морском берегу в полутора километрах севернее старого Акко в так называемом «вали Аз эль-Дин».

Есть, однако, версия, что захоронение Даара эль-Омара находится рядом с гробницей Абу Атаба – одного из героев защиты Акко от крестоносцев в 1191г. Место это ещё называется «Могилой шейха» и располагается в северо-восточном городском квартале Акко —  Бурла. При этом утверждается, что обезглавленное тело несчастного властителя города какое-то время валялось на берегу, а затем было тайно захоронено его бывшими подчинёнными. На могиле был установлен скромный надгробный камень с именем покойного. Это мнение дополняется «показаниями» жителя Назарета архитектора Зияда Даара, одного из потомков Омара, занимающегося исследованиями семейной истории своего знаменитого предка. Согласно его данным, тело Даара эль-Омара было захоронено при кладбище возле  «Могилы шейха».

 

Потомок Даара эль-Омара, Назарет

Это объяснение базируется на тексте книги, написанной Махлялем аль-Сабахом, внуком визиря эль-Омара, где говорится, что Даар похоронен «на месте (недалеко от Акко), которое называется Абу Атаба». При этом в последнее время родственники Даара эль-Омара неоднократно обращались к властям с просьбой на разрешение проведения вскрытия этой могилы в надежде, что в итоге в ней окажется мужской скелет без головы...

Сегодня следы неутомимой деятельности Даара эль-Омара встречают нас  в виде базальтовых стен старой Тверии, в фундаментах аккской цитадели,  укреплениях крепостей крестоносцев в Циппори и Джеддине (в историческом заповеднике Иехиам). И только в Хайфе, к сожалению, не сохранилось ничего, что связывало этот город с именем человека, положившим начало нового времени в истории поселения на отрогах Кармеля. Если, разумеется, не считать того, что недалеко от автостанции «Бат-Галим», т.е. на месте разрушенной им старой Хайфы (воистинну, пути Господни неисповедимы!) есть улица, названная в честь этого самобытного восточного шейха.

 


Автор статьи: экскурсовод Юрий Полторак
Статьи Юрия Полторака

Если Вы хотите заказать экскурсию с гидом Юрием Полтораком, оставьте ниже свои данные, и мы свяжемся с Вами.


Имя (обязательно)


E-mail (обязательно)

Оставить комментарий