Random header image... Refresh for more!

Мистики собираются в Акко

На улице Али Нур ад-Дина, в стороне от основных туристических троп расположено в Акко подворье, мимо которого легко пройти, если не знать. А что, собственно, нужно знать? Как это ни странно, но место это может по праву называться одним из всемирно значимых центров исламской мистики. А конкретнее – суфийского ордена шазалитов.

 

 

Исламский суфизм развивался в двух основных течениях: багдадском, поставившем упор на соблюдение заповедей и постепенное обучение, и на так называемом, «диком», — делавшем упор на мистике. Существует  множество суфийских орденов, они возникали на протяжении почти 3-х столетий, начиная с 12-го и по 14-й век. Орден шазалитов возник в 12-м веке и стал важнейшим орденом северной Африки, являясь неким подобием третьего течения суфизма, в котором мистика и постепенное обучение объединяются ввоедино. В Акко и Таршихе (смешанная мусульмано-христианская арабская деревня в Западной Галилее) орден представлен своей Ешротийской ветвью.

О, Всевышний! Ниспослал ты народу своему падения, дабы вставать, поте ри — дабы находить. Ибо не павший никогда не встанет, не терявший — никогда не найдёт. Утверждающий, что встал, не падая, — всего лишь обманывает себя, утверждающий, что нашёл, не теряя, – лжец.

Шейх Абу эль-Хасан Шазали

 

Основателем ордена считается шейх Абу эль-Хасан Шазали, родившийся в Марокко в конце 12-го века. Согласно суфийскому учению, в каждом поколении есть один человек, благодаря которому это поколение существует. Он называется Властелин Времени (Сахаб эль Уакат). Такой человек пребывает в тесной связи с божественной сущностью, и посему  может находится в одно и то же время в любом месте. По взрослению своему, шейх Абу эль-Хасан Шазали отправился на поиски Властелина Времени. Абу эль-Хасан дошёл до Ирака и встретил там суфия, который открыл ему, что Сахаб эль Уакат живёт в той стране, откуда пришёл Абу эль-Хасан — в Марокко — и имя ему Мауалли Абд эль Салам ибн-Машиш. Абу эль-Хасан вернулся в Марокко и отправился на встречу с ибн Машишем. Но когда он вошёл, сказал ему ибн-Машиш: «Ступай и омой себя». Абу эль-Хасан решил, что он просто в пыли после долгой дороги, быстро помыл себя, умастил своё тело маслом и покрыл благовониями, и когда предстал вновь перед ибн-Машишем был чист и одет в свежие одежды, но, к его удивлению, вновь сказал ему ибн-Машиш: «Ступай и омой себя».

Ничего не понимающий Абу эль-Хасан отправился мыться вновь, полагая, что в спешке упустил омовение какого-то из своих телесных органов, и посему на этот раз он тщательнейшим образом принял банные процедуры. И лишь после того, как убедился, что он так чист, что и придраться больше не к чему, — предстал вновь пред ибн-Машишем. Но реакция последнего на очередной визит оставалась неизменной: «Ступай и омой себя».

И тут Абу эль-Хасан всё понял. Смысл слов ибн-Машиша был в том, что он должен очистить себя от всего того, что занимает его голову, очиститься духовно, и только так он сможет стать учеником самого Сахаб эль-Уакат. При следующей встрече с ибн-Машишем Абу эль-Хасан сказал: «О, Всевышний, всё смыто с меня! Нет никакого знания на мне, кроме того, которому обучит меня Учитель». Так стал Абу эль-Хасан учеником ибн-Машиша. И постиг то, что Вселенная находится в постоянном движении. И мы обязаны стать частью этого движения. И что разница между суфием и простым смертным заключена в том, что суфий всегда находится с Всевышним, даже во время простых повседневных действий.

Однажды Абу эль-Хасан спросил учителя, каково же имя Великого Господа. Согласно суфиям, у бога 100 имён, 99 из них — это его качества, которые встречаются и в людях тоже. Но сотое тайное имя известно только просвещённым. О нём-то и спрашивал Абу эль-Хасан у ибн-Машиша. В тот момент сидел малёнький ребёнок на коленях ибн-Машиша, ибн-Машиш не сказал ничего, но ребёнок отверз свои уста и сказал: «Имя, которое ты ищешь, есть ты сам»...

Шазалийский орден в скорости превратился в крупнейший суфийское братство Египта и всей Северной Африки. Абу эль-Хасан умер по дороге в Мекку и похоронен в Эль-Рудеа, возле Шарм а-Шейха. Возле его могилы есть два колодца: один с пресной, а второй с солёной водой. Ведь Абу эль-Хасан совмещал в своём учении два вида воды: пресную воду Всевышнего и солёную воду жизни.

Шейх Али Нур а-Дин Ешроти основал ветвь шазалийского ордена около 150 лет назад в галилейской деревне Таршиха. К приезду своему в Галилею он был весьма уважаемым человеком, имеющим славу святого. В начале своей жизни он распространял суфийское учение в странах Африки, где у местных аборигенов был свой путь проверки религиозных миссионеров на правильность их веры. Они просто сбрасывали пришедших проповедников к львам. Если уж Господь пребывает с этим пришельцем, он как-нибудь его защитит, а если нет, и того лучше: очередного миссионера слушать не придётся. Али Нур а-Дин встал пред львом, и тот не причинил ему никакого вреда. С этого момента и началась слава шейха.
Однажды шейх отправился в Мекку в хадж, и пока он находился на борту судна, идущего в Тир (Цор), предстал пред ним пророк Иона и сказал, что Всевышний приготовил для него более важное, нежели хадж, задание. Он должен отправиться в палестинский город Акко и начать там новое движение в исламе, движение которое изменит лик этой религии. 1200 лет прошло со времён Мухаммада, теперь наступил момент обновления ислама, который должен больше отвечать запросам нового времени, стоящего на дворе.

В прошлом мусульманин должен был искоренять многобожие с лица земли, теперь же возложена на него новая миссия: возлюбить всех людей, как самого себя, и в первую очередь евреев и христиан, братьев мусульман в едином Боге.

Шейх, долго не раздумывая, отправился в Акко, о котором ранее никогда ничего не слышал.  И его приезд в Акко невероятно обрадовал местные власти. Турки-мусульмане увидели в нём некое «противоядие» влиянию другого, проживавшего в то время в Акко, законоучителя, —  Бахауллы, основателя религии бахаи.

Али Нур а-Дин купил землю в районе деревни Таршиха, и там им была основана первая «зауийя» (место собраний) ордена, там он и жил вместе со своими последователями. Шейх очень быстро прослыл мудрецом, святым и чудотворцем. Со всех краёвконцов страны стекались в Таршиху люди для того, чтобы получить его совет и благословение. Ешротийское учение стало распространяться подобно огню в сухом поле, и, согласно шазалитским источникам, число идущих за новым мудрецом в Галилее стало приближаться к 200,000 человек, что, в свою очередь, не могло не озаботить местные власти, которые ещё недавно так радовались его приезду и надеялись на противодействие бахаям.

В конце концов страхи местных османских властей сделали своё дело, и Али Нур а-Дин был сослан ими на остров Родос, где провёл около 2-х лет. Тем временем некоторые из лиц, приближённых к верхушке Блистательной Порты, стали искать дружбы с шейхом. И не без их помощи начал Али Нур а-Дин сближаться сначала с семьёй султана, а затем и с самим султаном Абдул Хамидом Вторым, который, по слухам, стал одним из его учеников. Говорят, что шейх был единственным человеком, для встречи с которым султан поднимал своё грузное тело со стула. В архивах Ешротийского ордена шазалитов есть письма султана к шейху, в которых он обращается к Али Нур а-Дину словом «Учитель».

Итак, после двухлетнего изгнания вернулся Али Нур а-Дин с большим почётом в Акко и получил от тех же местных, отправивших его в ссылку, властей, большой земельный участок в центре города. Шейх и его последователи построили на этом наделе «зауийю», стоящую там по сей день и известную в народе как «мечеть шазалитов». Роскошная люстра, висящая в «зауийи», по словам шазалитов, есть ничто иное, как подарок самого султана.

 


 

Но, несмотря на то, что шейх Ешроти жил в Акко в то же самое время, что и Бахаулла, два этих духовных лидера так никогда друг с другом не встретились. Но при этом рассказывают о встрече между сыном Бахауллы Аббасом Эфенди (Абдул Баха) и Али Нур а-Дином, которая происходила так.

Аббас вошёл в «зауийю», и вдруг Али Нур а-Дин сказал: «Я чувствую, как душа горит в огне неподалёку». Тут же оба вышли из «зауийи» и вошли в пекарню, стоящую по соседству. Али Нур а-Дин достал из печи горящее полено, расколол его пополам и в полене они увидели червячка. Али Нур а-Дин вытащил червячка, а полено бросил обратно в печь...
Шейх прожил весь остаток жизни в Акко вместе со своими последователями, и там же похоронен.

Акко и Таршиха являются священными для шазалитов. Таршиха – место первой «зауийи» — символизирует для них Мекку, а Акко – место захоронения шейха — символизирует Медину.

 



 

«Зауийя» в Акко, пожалуй, одно из красивейших и впечатляющих мест в городе. Центральный зал перекрыт вторым по величине (после мечети Аль Джазара) куполом в Акко. По залу разбросаны матрасы и подушки, в нём могут разместиться сотни людей, и даже устроить совместную трапезу. Иногда устраиваются трапезы для бедняков или для членов общины. В праздник Рождества сюда приглашают на трапезу местных христиан, а в праздник Хануки местных евреев. В зале собираются для обучения, пения, танцев и для оправления суфийских обрядов. Возле зала с куполом расположены несколько служебных помещений и двор.

Внутри комплекса, за вязью из арок и колонн, находятся восьмигранные усыпальницы. В трёх из них, покрытых зелёными покрывалами и украшенных мозаичными арабесками, покоятся сам шейх Али Нур а-Дин (скончавшийся в 1895 году), его сын Ибрагим эль-Ешроти (бывший главой ордена до своей смерти в 1922 году) и внук Эль-Хади, скончавшийся в 1979. Три остальные могилы стоят пустые.

 


 

В 1947 году из арки на входе во двор упал камень. Эль Хади увидел в этом символ будущего падения всей Палестины и принял решение перебраться за границу. В январе 1947 года Эль Хади осел в Бейруте, где и оставался до дня своей смерти. Его сын Ахмад, получив юридическое образование в Египте, в 60-е годы прибыл в Амман и служил юридическим советником иорданского правительства до 1978 года. После смерти отца в 1979 году он стал главой ордена и перевёл его центр в Амман.

 


 

С подписанием мирного договора между Израилем и Иорданией было принято решение о восстановлении центра шазалии в Акко, но, к сожалению, ремонтные работы начались только в 2006 году и продолжаются по сей день. По слухам, работы продлятся вплоть до конца 2010 года, что делает невозможным, во всяком случае до этого срока, самостоятельное посещение «зауийи».


Фото: Лариса Титман




Автор статьи: экскурсовод
Борис Дибнер
Статьи Бориса Дибнера
Если Вы хотите заказать экскурсию с гидом Борисом Дибнером, оставьте ниже свои данные, и мы свяжемся с Вами.


Имя (обязательно)


E-mail (обязательно)

Оставить комментарий