Random header image... Refresh for more!

Менахем Элькинд, как зеркало большевистской революции

Если по шоссе № 71 ехать из столицы Изреельской долины — Афулы в сторону города Бейт-Шеан, то, не доехав нескольких километров до тюрьмы «Шата», можно увидеть таблички, приглашающие в поселения Эйн-Харод и Тель-Йосеф. Оба они имеют прямое отношение к судьбе человека с непростой судьбой – Менахему Элькинду.

Он родился в 1894г. в Бериславе, что на Херсонщине. В 1918г. в Крыму молодой человек знакомится с известным деятелем сионистского движения И. Трумпельдором, принимает активное участие в местной ячейке «hэ-Халуца» и через два года уезжает в Палестину. При этом, для переправки его, вместе с другими крымчанами-халуцами, на историческую родину, был заключён специальный договор с ливанскими контрабандистами, которые за определённую мзду согласились перевезти их в Палестину. На небольшом рыбацком судёнышке они вышли из одного из ливанских портов и после четырёх дней дрейфа по Средиземному морю добрались, наконец, до Хайфы. Отсюда их отвезли в одно из еврейских поселений, где переодели и «превратили» в типичных местных феллахов. А вскоре М. Элькинд, вместе с другими выходцами из Советской России, создаёт, основанный на коммунистических принципах, «Гдуд hа-авода» — «Трудовой легион». Члены легиона  не получали зарплату, все их доходы передавались в общую кассу, а нужды удовлетворялись на условиях абсолютного равенства.

    Надо сказать, что жизнь новых еврейских поселенцев Земли Израиля была очень нелегка: не хватало жилья, их преследовали болезни и неприязнь арабского населения. Но главная проблема состояла в отсутствии работы. Прошло время «ротшильдов». Времена сбора средств среди американского и западноевропейского еврейства для освоения земли предков тоже остались в прошлом.

     И помощь, как ни странно, пришла от британской мандатной администраци — она приняла решение проложить в Палестине современные транспортные артерии. Одну из них, проходившую по западному побережью Киннерета,  поручено было выстроить «Трудовому легиону им. И. Трумпельдора» (выигравшему конкуренцию у арабских подрядчиков). К тому времени идейный вдохновитель движения «hэ-Халуц» геройски погиб при защите поселения Тель-Хай, и «гдуд» с гордостью присвоил себе его имя.

    За шесть лет существования через «Общую коммуну еврейских рабочих в Стране Израиля» (так ещё называлась эта организация) прошли более 2 тыс. человек. Собственно, она представляла собой десятки небольших отрядов («плугот»), которые, в строгом соответствии с военной терминологией, «бросались» на выполнение «фронта» разнообразных, в основном строительных, работ в разные концы страны. А когда  необходимость в такой деятельности пошла на убыль, «легионеры» занялись другой работой: заселением и освоением земель на территории Палестины. И в первую очередь — Изреэльской долины.     

    В 1921г. у подножия горы Гильбоа, на землях, приобретённых на средства Еврейского Национального Фонда («Керен Каемет ле-Исраэль»), 74 члена «Гдуд hа-авода» основали кибуц Эйн-Харод. Через несколько месяцев к нему присоединилась группа земледельцев из сельскохозяйственной фермы  Кинерет. Её руководителями были Ш. Лави – «отец» идеи создания кибуцов, и И. Табенкин, имевший к этому времени значительный опыт работы на земле и активный член «hа-Шомера» — профессиональной боевой организации по охране еврейских поселений. При всех своих социалистических взглядах, эти люди не смогли принять коммунистический радикализм вожаков «Трудового легиона», но, будучи в меньшинстве, не побоялись выступить с требованием получения возможности автономной работы в рамках кибуца. Полтора года спустя гордые «большевики» во главе с М. Элькиндом оставили этих «отщепенцев» в Эйн-Хароде, и основали неподалёку новую коммуну под названием Тель-Йосеф (дабы ещё раз увековечить имя обожаемого вождя и учителя Иосифа Трумпельдора).

    На этом, однако, Элькинд не остановился. Несмотря на то, что большинство членов «Трудового легиона» не были коммунистами, он с упорством, достойным лучшего применения, стремился превратить эту организацию в политическую партию марксистского толка. Всё это делалось в противовес зародившейся в это время профсоюзной федерации трудящихся — Гистадруту, что ещё больше усложняло политическую обстановку в среде еврейских жителей Палестины. Мало того, М. Элькинд начинает переговоры с представителями высшего партийного руководства СССР с целью получения их поддержки в его справедливой борьбе за коммунистические идеалы на Земле Обетованной. Получив такого замечательного союзника, кремлёвские власти вдохновляют  Элькинда на продолжение противодействия социалистическим тенденциям в Гистадруте, укрепление коммунистического влияния в нём, а также поручают создать в стране арабскую социалистическую партию. Деятельность М. Элькинда, в конце концов, привела к расколу палестинских «большевиков» на правых, обративших свои взоры в сторону Гистадрута, и на возглавляемых «железным Менахемом» левых фракционеров.

    Вскоре, однако, и эта левая фракция разделилась, ибо Элькинд, пришедший к выводу о невозможности построить привлекавшее его коммунистическое общество в Стране Израиля, предложил своим соратникам… переехать в Советский Союз. Именно в это время кремлёвские власти разрабатывали программу создания в стране еврейской автономии. Для решения этого вопроса Президиум ЦИК СССР на своём заседании 29 августа 1924 г. постановил образовать Комитет по земельному устройству еврейских трудящихся — КомЗЕТ.

    Решение о необходимости переселения еврейских семей объяснялось КомЗЕТом следующим образом: «По социальному составу насчитывается евреев членов профсоюзов, включая и безработных, триста тысяч ... а вместе с членами семей 850 тыс. чел. и около 130 тыс. душ земледельцев. Остальная часть в миллион 750 тыс. человек падает на кустарей, мелких торговцев и лиц без определенных занятий... Совершенно ясно, что такая экономическая структура еврейского населения совершенно не приспособлена к Советскому строю, с его курсом на госторговлю, кооперацию и концентрацию промышленности, и если не будет принято экстренных мер по переводу еврейского населения на производственный труд, то значительная часть его будет поставлена перед перспективой вымирания и вырождения».

    КомЗЕТ решил ориентировать свою деятельность на переселение 500-600 тыс. человек. В мае 1926 г. был определен перспективный план переселения евреев по СССР на 10 лет – 100 тыс. семей. В июне того же года был утвержден план на ближайшие 3 года – 18 тыс. семей. Основной базой переселения была определена Крымская АССР.

    Сталинское руководство было также крайне заинтересовано в том, чтобы в Советский Союз возвращались евреи, покинувшие в своё время страну, тем более — из Палестины. Поэтому оно с радостью поддержало идею Элькинда, а когда в 1927г. он и около 70-ти его единомышленников переехали в СССР, выделило для них в районе Евпатории 1300 га земли. «Элькиндцы» получили на льготных условиях крупную денежную ссуду, скот, сельскохозяйственный инвентарь и даже редкий по тем временам трактор. Так на крымской земле появилась еврейская коммуна под названием на эсперанто «Войо нова» — «Новая жизнь». Языком этим коммунары воспользовались по причине уважительной: на древнееврейском (иврите) назвать это поселение запретили власти, а идиш переселенцы из Страны Израиля не признавали. Между собой они продолжали общаться на иврите, на этом же языке учили и детей, что вызывало острое недовольство местного руководства.

    Но, если у бывших членов «Трудового легиона» были и средства для жизни, и опыт работы на земле, то у большинства «новых крымчан» еврейского происхождения не наблюдалось ни того, ни другого. Прибывающие в Крым евреи не были приспособлены к сельскохозяйственному труду. Ведь по социальному составу половину из них составляли торговцы, пятую часть — ремесленники, 10% были рабочие, а остальные – интеллигенция и лица неопределенных занятий.

    В некоторых пунктах евреи сталкивались с неприятием со стороны местного населения. При этом земельные и экономические конфликты переходили в национальные. Так, в апреле 1928 г. группа татар из деревни Айбары с криками: «бей жидов — спасай экономию», «мы их выживем отсюда» и «будем резать жидов» — избила часть поселенцев.

    Такого рода события привели к тому, что к лету 1928 г. начался большой отток «граждан еврейской национальности» из Крыма: в Белоруссию возвратилась половина приехавших из этой республики, в Украину – порядка  20 %. К 1933 г. текучесть переселенцев 1924 года по отдельным колхозам доходила до 60 — 70 %. В том же году коммуна «Войо нова» была преобразована в колхоз, после чего большинство её членов покинуло Крым.

    М. Элькинд с женой и двумя сыновьями переехал в Ленинград, а затем – в Москву, где поступил на учёбу в институт механизации сельского хозяйства. 2 декабря 1937 года он был арестован, по обвинению в шпионаже был приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР к высшей мере наказания и в феврале 1938 г. расстрелян.  Оба сына Менахема Элькинда погибли на фронтах Великой Отечественной войны.


Автор статьи: экскурсовод Юрий Полторак
Статьи Юрия Полторака

Если Вы хотите заказать экскурсию с гидом Юрием Полтораком, оставьте ниже свои данные, и мы свяжемся с Вами.


Имя (обязательно)


E-mail (обязательно)

Оставить комментарий