Random header image... Refresh for more!

Последний бой И. Трумпельдора

Закончилась I Мировая война. Державы-победительницы приступили к сложным переговорам о разделе Оттоманской империи. На определённом этапе этого процесса было решено, что Палестина переходит под управление Великобритании, а территории современных Сирии и Ливана – Франции. И если северные области Сирии с преобладающим христианским большинством имели давние связи с Францией, и потому её население с удовлетворением приняло это решение, то мусульмане, населяющие юг этого региона, явно тяготели к тесным связям со своими собратьями по вере на востоке.


    Этим и решил воспользоваться главнокомандующий арабской армии, освободивший (совместно с англичанами) в октябре 1918г. Дамаск от турецкого владычества, эмир Фейсал. Он решил объявить войну... Франции и вынудить её отказаться от притязаний на свою часть пирога на Ближнем Востоке. При этом за помощью в этой борьбе он обратился к своему бывшему союзнику — Англии, но получив вежливый отказ, решил положиться на... евреев, пообещав последним совместное владение отвоёванными землями! Недаром, в послании к главе делегации американских сионистов на Парижской конференции, посвящённой итогам Мировой войны Ф. Франкфуртеру, он писал: «Мы, арабы, в особенности наш просвещённый слой, с глубокой симпатией относимся к сионистскому движению... Мы будем приветствовать евреев на их Родине». Однако и лидеры сионистов объявили о своём нейтралитете в этом щекотливом вопросе. И тогда, понадеявшись, надо полагать, на удачу и Аллаха, в конце ноября 1919г. бедуинские повстанцы Фейсала приступили к боевым действиям.

    Проблема усугублялась ещё и тем, что к этому времени не было чётко определено, где будет проходить граница между землями, подвластными Англии и Франции. Поэтому британцы, на всякий случай, отвели свои воинские подразделения вглубь Палестины, в том числе и из района Верхней Галилеи. Так остались без обороны и еврейские поселения – Метула, Кфар-Гилади и Тель-Хай. Вот в это непростое время и оказался здесь Иосиф Трумпельдор.



    Прежде чем продолжить повествование, напомню, что И. Трумпельдор родился в 1880 году в Пятигорске в семье потомственного военного. Глубокое влияние на мировоззрение юноши оказала концепция коммун Л. Толстого, а также сионистские идеи о создании таковых в Земле Израиля. В 1902 году он был призван в царскую армию и послан в Порт–Артур. В боях за этот город в ходе русско–японской войны был ранен (потерял руку), но продолжал, тем не менее, находиться на фронте. Был произведён в унтер–офицеры, оказался в японском плену. По возвращении в Россию в 1906 году, несмотря на его еврейское происхождение, Трумпельдору присваивается офицерский чин, а за выдающиеся воинские заслуги он удостаивается одной из почётнейших наград Российской империи — Георгиевского креста.

    В 1912 году Трумпельдор приезжает в Палестину, работает в еврейских сельскохозяйственных поселениях, организовывает их охрану от бандитских нападений. В годы I Мировой войны он становится одним из создателей т. н. «Сионского корпуса», еврейского подразделения, принимавшего активное участие в борьбе с турками. После февральской революции Трумпельдор возвращается в Россию для формирования в составе русской армии еврейского полка с целью открытия «второго фронта» против Турции на Кавказе (чувствуется «пятигорское происхождение»). После Октябрьского переворота Трумпельдор получает разрешение на создание специального военизированого подразделения для защиты еврейского населения от погромов. В 1919 году он возвращается в Палестину и становится одним из самых активных деятелей по организации самообороны еврейских поселений. Вот потому-то в феврале 1920г. его и посылают в Верхнюю Галилею с заданием  обследовать ситуацию и организовать, если будет необходимо, защиту этих селений от бедуинских банд, а заодно и «повстанцев» Фейсала, далеко не всегда понимавших свою основную миссию в этой войне.


    Утро 1 марта 1920г. выдалось тёплым и солнечным. И.Трумпельдор со своими друзьями заканчивал завтрак в Кфар-Гилади, когда появился посыльный из Тель-Хая с вестью, что бедуины окружили поселение и требуют впустить их внутрь для поисков будто-бы спрятавшихся там французских солдат. Трумпельдор с ещё несколькими бойцами немедленно покинули Кфар-Гилади и отправились в Тель-Хай. Оказавшись на месте, они начали переговоры с главой осаждавших Камалем-эфенди, человеком известным и уважаемым в округе. В конце концов, стороны пришли к соглашению о том, что вожаку бедуинов и его нескольким телохранителям будет позволено войти на территорию поселения. Камаль-эфенди вместе с Трумпельдором и четырьмя вооружёнными ружьями и гранатами повстанцами начали подниматься на чердак, а пятый со своим пулемётом устроился в одной из комнат на втором этаже, остальные арабы разместились на подворье.



    И в этот момент со двора раздался истошный вопль одной из еврейских жительниц поселения  «Трумпельдор! У меня отбирают пистолет!» Надо полагать, что для сделавшего это бедуина вид вооружённой женщины был просто невыносим, и он решил действовать на свой страх и риск. Услышав крики, Трумпельдор выскочил во двор, застрелил обидчика и дал команду «Огонь!». Началась беспорядочная стрельба как со стороны арабов, так и защитников Тель-Хая. В ходе этой престрелки были на месте убиты шестеро жителей поселения,  а И. Трумпельдор и ещё один поселенец были тяжело ранены. Вскоре между воюющими сторонами было достигнуто временное соглашение о прекращении огня. Арабы вывезли своих раненных и убитых (последних на этом этапе противостояния было четырнадцать человек). Трумпельдора, получившего ранения в плечо и живот, перенесли в одну из комнат крепости. Там его положили на кровать и он попросил, чтобы кто-нибудь из присутствующих засунул обратно в его живот вывалившиеся оттуда из-за ранения кишки. И, когда таких смельчаков не нашлось, произнёс: «Ничего, вымойте мне руки, и я покажу вам, как это делается». После чего самостоятельно выполнил эту операцию... Находившиеся в комнате покрыли его живот полотенцем и покинули помещение: перемирие заканчивалось и вновь начиналась перестрелка. Стихла она только к вечеру, когда у арабов кончились боеприпасы и они убрались восвояси. Всё это время И. Трумпельдор находился в помещении, куда его отнесли товарищи. Очевидцы событий отмечали, что всё это время он не стонал и не жаловался, а наоборот, пытался всячески подбодрить защитников поселения и даже давал им ценные советы.

    После ухода бедуинов в Тель-Хае появились посланцы из Кфар-Гилади. Они обследовали поселение и только тогда открылась вся драма происшедшего. Вот что писал впоследствии один из очевидцев: «Мы обнаружили страшные разрушения. Черепица на крыше была вся в дырах, в комнатах погром. Всё разрушено и сожжено, окон нет. Сплошные осколки. Стены во многих углах разрушены. В некоторых местах продолжал тлеть огонь. Тишина, как на кладбище. Было впечатление, что в каждой комнате лежат мёртвые и раненные».

   Прибывший в поселение врач определил, что И. Трумпельдор практически безнадёжен, и было решено его и ещё четырёх раненных перенести в Кфар-Гилади. Носилок не было и всех, кто не мог ходить самостоятельно, положили на простыни. Понятно, что переносить больного в таких условиях – значит доставить ему дополнительные физические страдания. И кто знает, может быть именно это и привело к тому, что по дороге в Кфар-Гилади И. Трумпельдор скончался.

    События на Ближнем Востоке, тем временем, шли своим чередом. Неделю спустя после событий в Тель-Хае Фейсал был провозглашён королём Сирии. Его армия, однако, терпела поражение за поражением от французских регулярных войск. В апреле 1920г.  французы получают от международного сообщества мандат на владение территориями нынешних Сирии и Ливана. 21 июля Фейсал признаёт этот мандат, четыря дня спустя французские войска оккупируют Дамаск, и он уезжает  в Хайфу, а через год «назначается» эмиром Ирака. Этот пост он получил от благодарных англичан за помощь в борьбе с турками. Хорошие отношения с британцами позволили Фейсалу в 1932г. добиться провозглашения Ираком независимости. 8 сентября 1933г, находясь с официальным визитом в Швейцарии, Фейсал I неожиданно умирает. Гроб с телом покойного отправляют в Ирак морем — в Хайфский порт, а затем по палестинскому ответвлению Хиджазской железной дороги далее на восток. По сегодняшний день в нижней части Хайфы есть площадь, носящая его имя, и обелиск виде обрубленного сверху столба, и памятным текстом-цитатой из речи монарха: «Независимость не даётся и не берётся – свобода народа в его руках».   

     А в 1934г. на месте захоронения защитников Тель-Хая на кладбище в Кфар-Гилади был установлен памятник работы скульптора А. Мельникова. Он изображает рычащего льва, а на постаменте  высечены имена погибших в том неравном бою. Вот они: Иосиф Трумпельдор, Двора Дарклер, Сара Чижик, Зеев Сараф, Яаков Токер, Беньямин Монтер, Шнеор Шапошник и Аарон Сар. С противоположной же стороны памятника можно прочесть фразу, которую, по словам врача, сопровождавшего его в Кфар-Гилади, произнёс перед смертью герой Порт-Артура и Тель-Хая: «Хорошо умереть за родину».



Автор статьи: экскурсовод Юрий Полторак
Статьи Юрия Полторака

Если Вы хотите заказать экскурсию с гидом Юрием Полтораком, оставьте ниже свои данные, и мы свяжемся с Вами.


Имя (обязательно)


E-mail (обязательно)

Оставить комментарий