Random header image... Refresh for more!

Акко: вчера и сегодня

«Славный город Акра стоит на берегу моря, построен он из квадратных тёсаных камней... с высокими и чрезвычайно прочными башнями... Башни стоят и по бокам всех ворот города... Улицы внутри города удивительно чисты ( ! – Ю. П. ), все дома одинаковой высоты и выстроены  из одного и того же тёсаного камня, чудесно украшены стеклянными окнами и картинами...

Улицы... затенены шёлковыми тканями или другими красивыми навесами, чтобы защититься от солнечных лучей... Знатные лица ходят с царской пышностью, с золотыми коронами на голове, каждый, словно король, со своими рыцарями, свитой, наёмниками и слугами; одежда и боевые кони у них украшены золотом и серебром, каждый старается перещеголять другого в красоте и выдумке, и наряжаются все с величайшим старанием... Живут в Акре также и купцы, богатейшие в мире, они съехались сюда со всех стран, тут есть пизанцы, генуэзцы и ломбардцы... Они привозят сюда товары со всего света, и всё, что только можно найти в мире чудесного или необыкновенного, привозят сюда, так как здесь живёт знать и принцы».

Из «Описания Святой Земли», cоставленным в XIII в. монахом из Германии Людольфом фон Зухемом.

 

 

«Наш путь проходил среди нескончаемых полей и поселений, мусульманские жители которых прекрасно себя чувствуют на землях франков (да сохранит нас Аллах от подобного искушения!), но при условии, что они отдают им половину урожая, когда его собирают, и платят подушную подать джизью в размере динара и пяти киратов с человека. Франки не требуют ничего более, кроме небольшого налога на фрукты. Дома принадлежат самим мусульманам, как и всё добро, что в них находится. Все города Сирийского побережья, находящиеся в руках франков, подчиняются этим правилам, а все земельные владения – деревни и маленькие поселения – принадлежат мусульманам. Однако сердцами многих из них владеет душевное смятение, когда они видят, в каком положении находятся их собратья, живущие в мусульманских землях, и те, кто ими управляет; ибо в том, что касается благополучия и любезности обхождения, их собственное положение являло собой полную противоположность. Самым большим позором для мусульман стало то, что им приходилось терпеть несправедливость от своих соотечественников, кто ими управлял, и при этом восхвалять деяния врагов и их справедливость».

Ибн Джубаир, мусульманский учёный из Андалусии – 1184 г.

 

«... вход в Акру преграждала очень высокая и мощная крепость со стенами толщиной 28 футов (около 9 метров, — Ю. П.). С каждой стороны имелось по небольшой башне, увенчанной скульптурой льва с поднятой лапой – размером с упитанного быка и покрытого золотом. Все четыре льва – с материалом и работой – обошлись в полторы тысячи сарацинских безантов, но выглядели как в сказке. С другой стороны, напротив пизанского квартала, возвышалась ещё одна башня. Поодаль, у женского монастыря Святой Анны, виднелась и другая цитадель – с колокольней и устремлённой в небо часовней. А последняя башня стояла на самой кромке берега. Это было очень древнее сооружение, построенное сто лет назад по приказу самого Саладина. Именно там хранились сокровища тамплиеров. Башня находилась так близко от воды, что о её подножие разбивались морские волны».

Рыцарь-храмовник из Тира, посетивший Акко в конце 30-х годов XIII века.

 

 

«Одна из машин, которую называли Хавебен, иначе сказать – Гневная, находилась перед постом темплиеров; а другая машина, метавшая на пост пизанцев, называлась Мансур, то есть Победоносная; следующая, большая, которую я не знаю, как назвать, метала в пост госпитальеров; и четвёртая машина метала в большую башню, называемую Проклятой башней, которая стоит на второй стене и которую защищал королевский отряд. В первую ночь они поставили большие щиты, и щиты, сделанные из прутьев, выстроились перед нашими стенами, и на вторую ночь они приблизились ещё, и так приближались, покуда не подошли к рву, и за названными щитами были воины, сошедшие со своих лошадей на землю с луками в руках...

Они расставили своих вооружённых конников со всех сторон от города, и каждый из них держал на конской шее бревно... Затем они подъехали ко рву и прикрываясь щитами, сбросили в него брёвна, кучи которых образовали как бы стену, с которой ничего не могли поделать наши машины...

Со стороны башни, называвшейся башней Сарацинского короля, они нанесли маленьких матерчатых мешков с песком; их привозили всадники на конских шеях и перекидывали находившимся там сарацинам, а когда наступила ночь (следующая, — Ю. П.) те разбросали их между камней (и брёвен, — Ю. П.), выровняв это место, как мостовую. На следующий день, в среду, во время вечерни они пошли по этим мешкам и захватили башню...

Когда башня была взята, люди были в великом ужасе, они прежде всего отослали на море своих жён и детей; и когда на следующий день наступил четверг, установилась очень плохая погода, и море было столь бурным, что женщины и дети, которые поднялись на корабли, не смогли этого выдержать и сошли на землю, и повернули к своим домам.

А когда наступила пятница, очень громко до зари затрубила большая труба, и при звуках этой трубы, имевшей голос преужасный и очень сильный, сарацины напали на город Акру со всех сторон...

Они прибывали все пешие и без числа; и прежде всего приходили те, кто бросал греческий огонь, а потом шли те, кто стрелял простыми стрелами и столь часто, что казалось, с неба идёт дождь...

Знайте, что это было ужасно видеть; дамы и горожанки, и монахини, и прочий мелкий люд бежали по улицам с детьми в руках, плачущие и растерянные, и убегали к морю, чтобы спастись от смерти, и когда им встречались сарацины, один хватал мать, другой ребёнка, и тащили их в разные стороны, и разлучали их друг с другом... И однажды женщину увели, а вырывающийся ребёнок был брошен на землю, и лошади затоптали его , и он умер; были и беременные женщины, задавленные в толпе со своими чадами во чреве... Сарацины зажгли огни на машинах и на постах, и пламенем этим была (как бы, — Ю. П.) освящена вся Святая Земля...

У подножия этой башни темплиеры собрали всё, что могли найти из больших или лёгких кораблей, галер и транспортных судов, парусных или вёсельных судов; разместили на них гражданских людей, по крайней мере тех, кто мог держаться, и когда на этих судах одновременно подняли паруса, собравшиеся там темплиеры издали громкий крик – и суда тронулись к Кипру; так спаслись добрые люди, укрывшиеся в башне Храма.

 

 

Темплиеры держались десять дней, и султан велел передать им, что те, кто пожелает сдаться и известят его об этом, будут безопасно переправлены туда, куда захотят. Сделав такой дар, султан отправил к темплиерам эмира с четырьмя тысячами всадников. Сарацины, увидев множество народа, пожелали схватить понравившихся им женщин, чтобы их обесчестить, и тогда христиане, не в силах это снести, схватились за оружие, бросились на сарацин и всех их перебили, не оставив никого в живых; и они решили защищаться, пока не погибнут...

Султан был взбешен, но не подал вида и вновь передал им, что он понимает, что его люди погибли, поскольку проявили безрассудство и прибегли к насилию, а он сам не желает им зла, и они могут выйти безопасно, доверившись ему. Маршал темплиеров, хотя и был мудрым франком, поверил султану и с другими рыцарями вышел к нему, так что в башне осталось немного раненых братьев ордена. Но как только султан заполучл маршала и темплиеров, он приказал им всем отрубить головы...

Когда братья, находившиеся в башне, узнали о казни маршала и других, то все, кто был в силах, изготовились к защите; сарацины подвели под башню мину и установили подпорки; когда защитники башни сдались, и в башню вошло столько сарацин, что подпоры не выдержали, башня рухнула и погребла братьев-темплиеров и находившихся в ней сарацин, а свалилась она на улицу, где задавила более двух тысяч конных сарацин. Так в пятницу 18 мая была взята Акра, а через десять дней пал и дом тамплиеров».

Из хроники Жерара де Монреаля. Начало XIVвека.

 

 

«Взирай с благожелательностью на своих земляков-торговцев, всегда заботься о них; никому не позволяй помыкать ими, ибо благодаря их торговле страна становится процветающей, а благодаря изделиям, которыми они торгуют, наступает дешевизна; благодаря им великолепная слава султана доносится до окружающих стран, и ими прирастает богатство внутри страны».

Из «Османского зеркала для принцев» сановника турецкого султана Мехмеда Синана-паши (конец XV века).

 

 

 

Фото – Ларисы Титман

 


Автор статьи: экскурсовод Юрий Полторак
Статьи Юрия Полторака

Если Вы хотите заказать экскурсию с гидом Юрием Полтораком, оставьте ниже свои данные, и мы свяжемся с Вами.


Имя (обязательно)


E-mail (обязательно)

Оставить комментарий