Random header image... Refresh for more!

Вдоль Мертвого моря

Конечно же, целью путешествия к берегам этого чуда природы, как правило, является его южная оконечность – курортный район Эйн-Бокек.



Поехать на денек (или больше, если есть и то, и другое: т.е. время и деньги...), изобразить поплавок (независимо от веса), впитать в себя все возможные живоносные минералы, подышать насыщенным бромом воздухом (умиротворение обеспечено) – все это и есть «здоровье с помощью воды», именно так переводится фраза «Санус пер аква», модный сегодня термин SPA. Все правильно, и, как говорится, на здоровье! Но дорога в Эйн Бокек – вдоль моря (слева), вдоль гор, скал и утесов (справа) кажется чаще всего лишь специфическим для этих мест пейзажем, назначение которого – приблизить желаемую точку отдыха. Только это – на первый, незнающий взгляд. Взгляд же знающий увидит по дороге множество интересных вещей, и тогда есть риск до Эйн Бокека и не добраться. Потому что дорога и окрестности вдоль нее – это настоящий путь соблазнов. Причем, на любой вкус – от чистого созерцания — до захватывающего дух экстрима. Ну, что – проедемся, чтобы убедиться?

По дороге к Мертвому морю, если приближаться к нему с северной стороны (шоссе 90), каждому хорошо знакомо место под названием  перекресток Лидо. Так, кстати, назывался  и расположенный там отель, где в 1947 году находился Бен-Гурион в ту самую ночь, когда ООН приняла знаменитую резолюцию о разделе Палестины.



Дорога поворачивает направо, и буквально через пару минут можно увидеть странные заброшенные барачного вида постройки. То ли коровники, то ли студенческие общежития. На самом деле – это остатки лагеря Иорданского арабского легиона в КАЛИЯ. Бригада НАХАЛь начала заселять КАЛИю с этих построек, которые со временем переросли в постоянное поселение — кибуц Калия (с 1974 г.). Он у нас за кибуцными пальмами справа от шоссе. Сразу о названиях: НАХАЛь – это молодежное сионистское движение, сочетающее службу в армии и поселенческую деятельность в 40-60-х гг.  А КАЛИЯ – стала называться по первым буквам знаменитого призыва: Кум Ле тхия Ям А-мавет – Оживим Мертвое море!



Мы приближаемся к цепочке утесов ха-Этеким у Мертвого моря. Относительная высота их на этом участке не более 300-350 метров, поэтому здесь расположено несколько проходов от берега Мертвого моря к плато Рамат а-Мидбар, таких как ущелье Кумран. Оставляем ущелье справа, сразу после кибуца, туда и отходит дорога собственно к Кумранскому археологическому заповеднику.

Через пару минут наше шоссе будет отделяться от береговой полосы довольно узкой полосой суши. Здесь расположен природный заповедник Эйн-Фешха (Эйнот Цуким).



На его территории — скопление нескольких источников, среди которых Разаль (ха-Цвия) и Танур.  Источники вытекают из разлома, разделяющего береговую линию и обрывы скал. Они отличаются необычайно мощным для пустыни напором, примерно в половину напора водопада Баниас (который под горой Хермон). Вода в них солоноватая, поэтому не пригодна для использования, что защищает источники от выкачивания.


Справа от заповедника, на обочине дороги хорошо виден обломок скалы с пометкой P.E.F. (Палестайн Эксплорейшн Фонд – Британская организация, занимавшаяся обследованием Палестины еще до 1 Мировой войны, когда в эти края захаживали только смельчаки или особо любознательные натуралисты). Рядом нанесены отметки изменения уровня Мертвого моря. С 1967 года он опустился примерно на 40 метров. Ежегодно уровень Мертвого моря понижается приблизительно на 1.2 метра (это касательно северной части моря).

Не пропустите: слева от дороги, сразу за заповедником  - развалины крепости Мазин, которые обнаружил археолог Песах Бар Адон и связал с библейским городом Миддин (Исус Навин, 15:61). Даже сейчас в очертаниях руин угадывается место причала груженых природным асфальтом лодок. Датируется этот причал как действующий уже с 8 в. до н.э. (при царе Озии), и вплоть до 1 в. до н.э. уже в эпоху строительных проектов Ирода Великого.


Практически там же, но с другой стороны дороги мы проезжаем ворота каньона Кидрон с водопадами и красивой пешеходной тропой, однако, местность затоплена сточными водами и потому закрыта для туризма. На сегодняшний день часть сточных вод направляется в специальные отстойники в долине Гиркания, но некоторые из них все еще стекают в каньон.


Чуть южнее (остается справа) — каньон Тмарим — излюбленное место активного отдыха для людей, увлекающихся снеплингом (Снеплинг — он же дюльфер: спуск по веревке с использованием специализированного оборудования). В ущелье «спрятаны» четыре водопада высотой 50-70 метров, к которым ведет древняя тропа, ныне размеченная красными метками (красная метка – для подготовленных туристов!). По тропе можно подняться на вершину самого высокого водопада и спуститься по нему вниз к машине, совершив круговой маршрут.


Арабское название этого каньона — «Роар»- происходит от слова «рор», которым обычно называют местность с множеством источников воды. Роар — маленькая затопленная долина. Отсюда бьет группа источников — Эйнот-Роар, которые сегодня называются Эйнот-Кане. Это место является заповедником, и один из интересных ботанических явлений в нем — дерево евфратский тополь. Вдоль реки Иордан попадаются заросли евфратских тополей, но в пустыне они встречаются крайне редко. Их можно найти у источника Зик в каньоне Цин, в каньонах Аругот и Эшелим. В отличие от Эйнот-Фешха, в Эйнот-Кане —  источники пресные, и весь кибуц Мицпе Шалем откачивает из них воду. (Еще одна группа пресноводных источников – Самар —  расположена практически параллельно этому месту, но по другую сторону от дороги, со стороны побережья).



Несколько километров дороги, и мы у  развилки, от которой идет вверх шоссе (подъем Маале Шалем), ведущему к туристической зоне Мацукей Драгот. Маале (высоты) Шалем и  кибуц Мицпе Шалем названы так в честь профессора Натана Шалема, известного геолога и одного из легендарных учителей гимназии «Рехавия», среди учеников которой был генерал, политик и легендарный министр туризма Рехавам Зеэви. В конце 60-х годов, будучи командующим Центральным округом, он предложил назвать недавно созданное армейское сельскохозяйственное поселение «НАХАЛь» (будущий кибуц) именем Шалема. С тех пор прижились названия «Мецпе-Шалем» и «Маале-Шалем». Натан Шалем, кстати,  написал первую книгу об Иудейской пустыне.

Дальше, если подняться по указанному шоссе, можно через 5-7 минут оказаться в фантастически красивом месте. Обзорная площадка позволяет любоваться – с одной стороны Мертвым морем, а с другой – пустынным пейзажем  и ущельем Дарга.


Дарга — это ивритское название вади Дараджат, но вади Дараджат это только часть вади Мурабаат с пещерами, в которых французский археолог Роланд де Во обнаружил в 1951 году «Послания Бар-Кохбы». Вади Мурабаат — самый длинный каньон в Иудейской пустыне, его протяженность 45 км. Он берет начало в Эйн-аль-Бир в окрестностях поселения Эфрата, пересекает Хевронское нагорье, проходит через плато Рамат ха-мидбар и заканчивается у Мертвого моря красивым участком с отвесными стенами. Южнее и параллельно ему расположен каньон Хацацон. Он короче вади Мурабаат, но водопады там необыкновенной красоты.


Мы приближаемся к огромному утесу у выхода из каньона Кедем. В этом месте обрывы ха-Этеким поднимаются на 300 метров выше уровня мирового океана и спускаются на 400 и более метров ниже уровня моря,  фактически достигая высоты более 700 метров над Мертвым морем. В каньоне Кедем находится подъем Маале-Кедем, но это скорее не подъем, а тропа, по которой можно подняться с береговой линии на самую вершину. В каньоне Кедем находится самый высокий водопад в Израиле. Он достигает 320 метров в высоту и его видно с побережья Мертвого моря.



Но тут пришло время сказать о том, что «водопады» и «ручьи» Иудейской пустыни становятся собственно таковыми только в короткий период дождей и часы наводнений. Пустыня все же...



Практически рядом, ниже шоссе, слева  находится «бассейн Авраама». Когда уровень Мертвого моря был 396 метров ниже уровня моря, морская вода проникла в естественное углубление с насыпью, затопила местность, а затем испарилась. Так образовался слой соли, которую хевронцы тайно собирали в мешки и вывозили. В марте 1949 года, во время Войны за независимость, в ходе операции «Лот» был высажен десант, чтобы захватить Эйн-Геди и Масаду. Солдаты погрузились в Сдоме на моторные лодки, высадились в брехат-Халиль (бассейн Авраама) и оттуда отправились в Эйн-Геди. В течение девятнадцати лет (с 1948 по 1967 годы, до победоносной Шестидневной войны) это место служило границей между Израилем и Иорданией.


Не забудьте обратить внимание на нижний склон утеса ха-Этеким: прямо над дорогой множество горизонтальных полос, расположенных одна над другой. Это отметки «отступления Мертвого моря» с уровня 160 метров ниже уровня мирового океана до нынешнего уровня воды.


Ущелье, древний город с его загадочным афарсемоном, национальный природный заповедник – все это называется одинаково – Эйн-Геди – и остается от нас сейчас с правой стороны от дороги. Но так много интересного связано с этими названиями, что рассказ должен быть отдельным. Что и будет сделано в следующий раз. А мы движемся дальше, на юг.


Дорога забирает влево, а справа, на расстоянии нескольких километров от нас – линия утесов и вход ущелье Мишмар. Оно стало известным благодаря «Пещере сокровищ", которую обнаружил все тот же Песах Бар Адон. Во время раскопок в 1962 году Бар Адон нашел пещеру, а в ней — финиковые косточки, сандалии и прочие мелочи в большом количестве. В последний день раскопок, когда экспедиция уже начала сворачиваться, девушка-волонтер из Германии вызвалась в последний раз осмотреть пещеру и спустилась в нее с миноискателем. В незаметной трещине она нашла тростниковые циновки, в которые были завернуты 535 медных предметов культа в форме оленьих голов и языческих божков в прекрасном состоянии. Находка относится к 4 тысячелетию до н.э. (период Энеолита) и, возможно, связана с существованием энеолитского храма в Эйн-Геди, который был заброшен, и его жрецы спрятали предметы культа в пещере, вероятно, в надежде когда-нибудь вернуться за ними. Сокровища из пещеры Мишмар сегодня находятся в Музее Израиля.


Мы проезжаем въезд в каньон Рахаф, обозначенный указателем. Его арабское название «Вади Хафаф», что означает «Хлопанье голубиных крыльев». Этот каньон пользуется популярностью у любителей снеплинга. В верхней части Рахав рассекает гору Канаим и создает грандиозный каньон с огромным водопадом высотой 80 метров.


Справа уже видна Масада, а Мертвое море здесь, прямо на наших глазах исчезает...




Все, что мы увидим южнее, собственно уже не оно. Это  только бассейны. Южный бассейн Мертвого моря полностью высох к 1967 году. К тому времени уже были готовы большие плотины, и из северного бассейна начали качать воду и наводнять эту часть искусственно.


Шоссе проходит параллельно каналу, по которому течет вода из Мертвого моря в бассейн 5,  - самый большой. И тот курорт, который знают во всем мире, расположен именно на его берегу. Это и есть Эйн Бокек.


Отсюда начинается распределение воды Мертвого моря в другие бассейны, которые становятся все меньше по мере продвижения на юг. Самое крупное водохранилище — часть огромной системы бассейнов, предназначенных для выработки соли.



Заводы на Мертвом море используют морскую воду. Благодаря солнцу вода испаряется, в результате концентрация соли повышается и соль оседает. После того, как первый слой соли оседает в первом резервуаре, вода поступает во второй резервуар, где оседает второй слой соли, и вода течет к следующему рву, и так далее. Специальные аппараты извлекают различные вещества (карналлит) из резервуаров, поставляют их на завод, где они подвергаются процессу очистки и из них производят конечный продукт. Речь идет о трех заводах: самый северный — завод по производству калия, на юге от него — завод по производству брома, и на самом южном, относительно новом заводе производят магний. В процессе перегона воды с севера Мертвого моря на юг, где расположены резервуары для испарения, возникает проблема: не находится применения минералу галит, или поваренной соли. Поваренную соль, которую используют в Израиле, добывают в Атлите.



Соль постоянно оседает, поднимается дно. Поверхность бассейна невелика и приходится увеличивать насыпи. Материалы для увеличения насыпи привозят из всех окрестных ущелий — Эшелим, Хеймар, Лот, Амоним. При этом применяется тяжелая техника, а это ведет к разрушению береговой полосы и ландшафта  самих ущелий.


Мы пересекаем дорогу для джипов, идущую вверх по склону, названному в честь Яира Пеледа, который был командиром десантной разведроты «Цанханим» в 1958-59 годах и погиб от рук бедуинов в Негеве. Яир Пелед выдвинул идею проложить дорогу для джипов, ведущую к Араду. После его смерти было решено назвать эту дорогу его именем — Маале Яир. Дорога для джипов пролегла по древней тропе.


Вот и ущелье Эйн-Бокек. Еще одна тропа Маале Бокек поднимается от ущелья к крепости Бокек. Вода здесь есть и в источниках, и под самой крепостью Масада.

За развилкой начинается небольшая равнина Зоар, где встречаются четыре каньона: Хеймар, Лот, Прица и Сдом. Здесь же, на равнине, создан резервуар для сбора воды во время паводков и наводнений.


У резервуара огромная вместимость: более трех миллионов кубов воды.

Мы практически у цели – здания гостиниц растянулись на двух уровнях — вдоль берега и по склонам, цвет морской воды – не цвета морской волны (потому что и волн-то здесь не бывает, и концентрация всего полезного в этой воде еще больше, чем на северной оконечности). Можно начинать то, ради чего и оправлялись в путешествие – отдыхать. Хотя, при желании, мы могли бы и не забираться так далеко на юг.




У нас по дороге было несколько пляжей: КАЛИЯ, «Минерал», SPA «Эйн Геди». Правда, не проделав этот путь, всего вышеописанного не довелось бы увидеть.


Фото: Лариса Титман, Борис Дибнер



Автор статьи: экскурсовод Алекс Издохов
Статьи Алекса Издохова

Если Вы хотите заказать экскурсию с гидом Алексом Издоховым, оставьте ниже свои данные, и мы свяжемся с Вами.


Имя (обязательно)


E-mail (обязательно)

Оставить комментарий