Random header image... Refresh for more!

Рыбной тропой к морю, где рыбы не живут

Помните, в прошлый раз много интересного оказалось по обеим сторонам от знакомого шоссе, ведущего нас к месту вожделенного отдыха – Эйн-Бокек? А сейчас есть предложение пойти дальше. Другими словами, оставить гостиницы и пляжи курорта и взобраться на большой (очень большой – так что, по сути, это и вовсе гора) кусок соли – гору Содомскую.

 

 

По 90-му шоссе едем на юг, поворачиваем налево на перекрестке Зоар и буквально через несколько минут с правой стороны возникнет большая соляная фигура. И указатель к ней. И если с воображением у вас все в порядке, то вы, конечно же, сразу ее узнаете. Ту, кто божьей воле не подчинилась, а обернулась на родимый дом и... Да, это жена Лота. Вернее, то, что с ней случилось. Соляной столб, короче говоря.

 

 

Ну нельзя здесь без отступления. Лирического, конечно. Потому что бессмертные строки великой Анны Ахматовой начинают звучать здесь помимо нашей воли...

(Амадео Модильяни, портрет Анны Ахматовой)

 

Лотова жена

Жена же Лотова оглянулась позади
его и стала соляным столпом.
Книга Бытия

 

И праведник шел за посланником Бога,
Огромный и светлый, по черной горе.
Но громко жене говорила тревога:
Не поздно, ты можешь еще посмотреть
На красные башни родного Содома,
На площадь, где пела, на двор, где пряла,
На окна пустые высокого дома,
Где милому мужу детей родила.
Взглянула — и, скованы смертною болью,
Глаза ее больше смотреть не могли;
И сделалось тело прозрачною солью,
И быстрые ноги к земле приросли.

 

Кто женщину эту оплакивать будет?
Не меньшей ли мнится она из утрат?
Лишь сердце мое никогда не забудет
Отдавшую жизнь за единственный взгляд.

1922—1924

 

Рембрандт Ван Рейн. Лот и его семья покидают Содом.

 

Здесь можно выйти из машины.

Гора Содом состоит из соли, пласты известняка лишь прикрывают соль.

 

 

Впечатляет относительная высота горы: она на 150 метров ниже уровня моря, но над Мертвым морем возвышается на 250 метров.

Пласты известняка на склонах сменяет мергель – белая порода, близкая по составу к известняку. Дождевая вода проникает в тело горы, вымывает и растворяет соль, образуя естественные пещеры.

Полуостров Лисан — белый участок суши, замыкающий бассейны южной части Мертвого моря.

Название этого полуострова Лисан (от «лашон» — язык) уходит корнями в Библию. Оно упоминается в главе о распределении земель между коленами Израилевыми в Книге Иисуса Навина. Эта территория досталась колену сыновей Иудиных. Полуостров Лисан был точкой отсчета южной границы земли Ханаанской.

 

 

Полуостров от гор отделяет участок плодородной наносной почвы. У подножья гор Моава виднеются зеленые пятна, над которыми нависают громады гор черного базальта. Это просматриваются Иорданские деревни, окруженные зеленью садов.

 

Если посмотреть на восточное побережье Мертвого моря, виден довольно большой иорданский завод по производству окиси магния, калия и брома. Весь этот  комплекс был создан за последние 30 лет в сотрудничестве с израильскими заводами Мертвого моря. Это взаимодействие осуществлялось не в связи с принятием мирных договоров, а из военно-стратегических рассчетов. Между иорданскими и израильскими заводами нет конкуренции, потому что мировой спрос на калий в 100 раз превышает производимое количество.

 

Справа от калиевого завода видно большую деревню Сафи. Если смотреть на горы Моава с зеленого левого края Сафи, в нижней четверти склона гор видно выпирающую ступень темных скал, создающую уступ — это гранит докембрийской эпохи, насчитывающий миллиарды лет.

 

 

Трудно найти на земле более древние скалы! Над этой гранитной ступенью почти весь отвесный склон состоит из песчаника, известняка и мела различных эпох.

В Израиле есть только одно место, где виден срез всех ярусов от докембрийской эры и позже —  это долина Тимна. Иорданская сторона и сегодня не только сдвигается горизонтально на север, но и поднимается вертикально гораздо выше гор Негева и Иудейской долины.

 

 

Над иорданским калиевым заводом видно здание, напоминающее театр в горах. Там расположены дома и сады. Это деревня Хензира (от араб. свинья), но несколько лет назад деревенские жители-мусульмане, которым мешало это название, переименовали ее в «Керак а-това» или «Лучшая в Кераке», поскольку деревня расположена недалеко от областного центра Керак.

 

При взгляде на бассейны внизу видны драги — машины для дробления наростов соли, соляных «грибов». Поскольку завод не в состоянии избавиться от всей поваренной соли из огромного пятого бассейна, сюда перегоняют воду, в которой еще содержится соль и при определенной концентрации здесь оседает карналлит. Тогда начинают разрастаться соляные «грибы», которые срастаются друг с другом, пока не образуют твердую, как сталь, корку. Специальные баржи не в состоянии снять карналлит, потому что эта корка ломает им лезвия ножей у драг. Тогда с помощью плавучей буровой установки соль дробят и разбрасывают по сторонам, чтобы не допустить срастания и уплотнения «грибов» и образования корки. Когда машины не справляются с дроблением соли, ее взрывают с помощью взрывчатки.

 

 

Соль собирается на дне бассейна, и в результате он мелеет. Поэтому рассол откачивают и полученную соль сгребают в насыпи по краям бассейнов. Из-за этих насыпей площадь поверхности самих бассейнов уменьшается, ускоряется процесс испарения воды и образования карналлита. Так одновременно избавляются от соли и создают более мелкие ячейки испарения. Драга работает, как комбайн, собирает со дна белый осадок,  перекачивает его шлангом в виде раствора на завод. Параллельно бассейну пролегает канава с красной жидкостью: это калий, покрашенный искусственной краской и предназначенный для продажи в Китай.

 

 

Возвращаемся на несколько десятков метров назад и начинаем подъем на гору по «рыбной тропе», которая выведет нас к грандиозным соляным расщелинам, ведущим в соляные пещеры.

Тропа названа «рыбной» из-за сгустков глины, которые геологи называют «луковицы Лота». Если разделить эти луковицы, на них часто можно обнаружить отпечатки рыб, что говорит о том, что даже если вода здесь не была пресной, она не была и такой соленой, как сегодня в Мертвом море, раз там жили рыбы.

Особое впечатление производят острые концы мергелевых плит, стоящие под наклоном почти 90 градусов. В породе чередуются слои трех элементов: слой красноватого песка, слой зеленоватой глины и слой известняка.

 

 

 

Что же вызвало такой наклон слоев? Ответ на этот вопрос нужно искать в истории горы Содом, когда Мертвое море было не озером, а заливом Средиземного моря. В результате повышение уровня Средиземного моря (или в результате понижения поверхности здесь)  воды Средиземного моря хлынули в сторону этой впадины. И тогда тектонический разлом (впадина Мертвого моря) стал фьордом  Средиземного моря. В другую геологическую эпоху подъем поверхности снова отделил Средиземное море от Мертвого. За миллионы лет на дне осели пласты известняка и мергеля толщиной сотни метров, и пласты соли  мощностью три-четыре километра, а на юге и до семи.

 

Каменная соль под давлением становится пластичной. Она поднялась наверх,  находя для подъема уязвимые места по обе стороны впадины Мертвого моря. Так «родилась» гора Содомская.

 

Это может быть верно лишь при одном условии: если то, что мы видим с одной стороны расщелины, мы увидим и с другой. И действительно, на Иорданской  стороне находится брат-близнец горы Содом.

А гора Садом продолжает подниматься и в наши дни.

 

Поднявшись до конца тропы, можно увидеть в северо-западном направлении отели Арада, часть утесов равнины Амиаз и ручья Працим, а также истоки ручьев Працим и Амиаз, и каньон Эшелим с отвесным склоном. Отсюда видно шоссе, идущее вверх от перекрестка Зоар и Эйн-Бокек до Арада.

 

Той же тропой мы спускаемся со смотровой площадки к расщелине, которая через несколько сотен метров поворачивает влево. Там мы от нее отходим, потому что сразу за поворотом расщелина скрывается в земных недрах. Вода промыла пласты известняка и мергеля, и, растворяя соль, внедрилась в тело горы Содом. Поэтому пещеры здесь состоят из вертикальной трубы-шахты и горизонтального канала – выхода.

 

А мы спускаемся ниже, до смотровой площадки «Пкак-а-хавар» («мергелевая пробка»).

 

Противоположный, Иорданский берег с этой точки виден гораздо лучше. Кстати,  израильские предприятия Мертвого моря купили братья Офер, но затем Израилю пришлось подписать соглашение о нераспространении брома. Бром — самый важный продукт заводов Мертвого моря, и браться Офер просто перенесли свой завод на территорию Иордании. В отличие от Израиля, Иордания — страна третьего мира. Она не обязана подписывать соглашение о нераспространении брома, поэтому его производят там, а не у нас в стране.

 

Над иорданским калиевым заводом виднеются дома уже знакомой нам деревни Хензира, куда ведет шоссе сверху, с Царской дороги (она же Виа Траяна Нова).

Городок Сафи, население которого сегодня превышает 30 тысяч человек, в прошлом был богом забытой деревенькой, в которой жили суданцы племени аварна, выращивавшие сахарный тростник. Но более 20 лет назад началось строительство иорданских заводов Мертвого моря, и деревня превратилась в зону обслуживания местной промышленности. «Сафи» означает «прозрачный», и это название дано городу из-за чистой прозрачной воды, которую несет ручей, текущий возле него в огромном каньоне, разделяющем Моав и Эдом (от ручья на юг — это уже горы Эдома). На иврите ручей называется Зеред, а на арабском Вади Хаса. Этот непересыхающий ручей длиной 24 км уже не доходит до Мертвого моря,  а выведен в бассейны, из которых откачивают воду в бетонные каналы для полива сельскохозяйственных угодий. Площадь огородов в пустыне здесь достигает 3.5 тысячи гектаров. И не случайно: ведь ручьи Папа, Омрук  и другие, текущие с Моава в Мертвое море, не пересыхают круглый год...

 

В 1934 году деревню Сафи посетил археолог профессор Липа Сукеник, отец Игаэля Ядина. Он обратил внимание на невысокий холм — Тель Шейх Иса, и обнаружил там синагогу...

 

Кстати, на карте Медвы довольно подробно изображено Мертвое море и обозначены три крупных источника: Нахлиэль, Арнон, и Зеред. Возле них написано название «Зора» (Сигор), который известен из древних письменных источников времен Второго храма.

В пещере Писем в ущелье Хевер археологами были найдены письма, написанные женщиной по имени Бабата бат Шимон. Там была купчая, указывающая на то, что Бабата купила в Сигоре земли у набатеев. Набатеи обосновались в Сигоре, потому что занимались сбором битума в Мертвом море и его продажей. Там у них были возделываемые земли. Таким образом, в Сигоре было преуспевающее сельскохозяйственное поселение (оно упоминается в некоторых источниках как «Город фиников») , и во времена Второго храма еврейка приобрела там земли.

Однако, Сигор упоминается еще раньше, в Ветхом завете: пастухи Лота  и Авраама поспорили, и Авраам предложил Лоту разделиться. Если Лот пойдет направо, Авраам пойдет налево, а если Лот пойдет налево, Авраам пойдет направо. «Лот возвел очи свои и увидел всю окрестность Иорданскую, что она, прежде, нежели истребил Господь Содом и Гоморру, вся до Сигора орошалась водою, как сад Господень, как земля Египетская…» (Бытие 13:10).

В следующей главе Книги Бытия происходит апокалиптическая война. Несколько царей объединяются для войны с царем Сигора, и война происходит в долине Сиддим, «которая море Соленое» (читай Мертвое). Слово «сиддим» (шедим – на иврите) может обозначать как демонов, так и битум, асфальт, смолу. Сигор, как видно, объединился с остальными городами во время бунта в Содоме. Нет никаких достоверных свидетельств тому, что Сигор, развалины которого находятся вблизи деревни Сафи, это тот самый библейский Сигор. Кроме того, что по дороге к холму Шейха Исы расположено огромное кладбище бронзового периода, близкого временам Авраама. Возможно, на этом кладбище из нескольких тысяч могил захоронены жители Содома и Гоморры и других воевавших городов? Это единственные остатки, которые связывают нас с историей Лота и Авраама.

 

Заканчиваем спуск, возвращаемся к транспортному средству. Рядом с нами зияет вход в пещеру.

 

Не забудем фонарики – и войдем в соленое лоно земли.

Светим на стены, рассматриваем пол и потолок, представляющие  собой соляной монолит и движемся вперед, пока не увидим солнечный свет. Поднимаем голову, видим уходящую вверх вертикальную соляную трубу.

 

 

 

 

 

Окончания подобных труб мы встречали вверху на горе Содомской.  Можно, на прощание, лизнуть (но не интенсивно!! и в пищу тоже не годится!) стену пещеры, и после этого считать аттракцию законченной.

 

Выход там же, где вход.

 

Фото: Ларисы Титман, Бориса Дибнерa

 




Автор статьи: экскурсовод
Борис Дибнер
Статьи Бориса Дибнера
Если Вы хотите заказать экскурсию с гидом Борисом Дибнером, оставьте ниже свои данные, и мы свяжемся с Вами.


Имя (обязательно)


E-mail (обязательно)

Оставить комментарий